Среда, 21.11.2018, 18:44
Привет, Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход | Контакты| Личные сообщения ()

Аномалии и феномены [1649]Астрология,предсказания [1382]Вокруг света [650]Гипотезы и версии [1703]Загадки истории [2202]
Здоровье,человек [1607]Интересные факты [2744]Космос,астрономия [1039]Люди и судьбы [671]Наука и технологии [435]
Новости и жизнь общества [2013]Паранормальное [1040]Практическая магия [625]Прогнозы ученых, исследования [611]Самопознание,психология [1292]
Спорт и йога [254]Стихия,климат,экология [2071]Тайны религий [347]Теории заговора,тайны планеты [545]Уфология и НЛО [791]
Фильмы и видео [2935]Фотоподборки и смешные кадры [1008]Фэн-шуй [167]Цитаты и мысли [270]Частное мнение [297]

НАША ПЛАНЕТАВТОРАЯ ПЛАНЕТАИЗ ЖИЗНИ.РУФОРУМГЛАВНАЯ ПРАВИЛА
Меню сайта


Загрузка...


Статистика

Онлайн всего: 28
Пользователей: 27
Сейчас комментируют: 1

Яндекс цитирования


Календарь

Главная » 2017 » Декабрь » 9 » ДЕЛО РУССКОГО СОЛОВЬЯ » ДОБАВИТЬ МАТЕРИАЛ
09:26
ДЕЛО РУССКОГО СОЛОВЬЯ


«Соловей» - пожалуй, самый знаменитый русский романс. Он стал настолько популярным, что многие записали его в народное произведение. Но нет: музыку на стихи барона Дельвига написал композитор Александр Алябьев... сидя в тюрьме по обвинению в убийстве, которого он не совершал.
КУТИЛА И ЛОВЕЛАС

Громкое дело разразилось в 1825 году. Алябьеву на тот момент было 38 лет. За плечами остались служба в армии, война 1812 года, где он «…будучи употреблен в самых опаснейших местах, везде отлично исправлял данные препоручения…». Он уволился из армии в чине «подполковника с мундиром и пенсионом полного жалованья». Поселился в Москве – арендовал квартиру в доме купцов Заборовых в Леонтьевском переулке (сейчас там находится посольство Украины) и зажил в свое удовольствие: пил, гулял, веселился, танцевал на балах, ухаживал за молоденькими женщинами. А в перерывах между увеселениями сочинял музыку, которой заслушивалось все светское общество...
Вечером 24 февраля 1825 года к Александру Алябьеву приехали гости.
Расцеловались, уютно уселись за столом, помузицировали, а затем взялись за карты и шампанское. После одиннадцати игроки уже сидели в расстегнутых сюртуках, взволнованные и раскрасневшиеся. На столе мелом была написана последняя ставка: воронежский помещик Времев должен майору Глебову сто тысяч рублей…
- Ваша карта бита! Когда прикажете получить?
И тут Тимофей Миронович Времев - массивный мужчина 53 лет - заявил: «Вы играете наверняка!»
Алябьев, в карты не игравший по причине излишнего увлечения шампанским, тут же очнулся от приятной дремоты, вскочил с кресла и потребовал показать всем карты. Те оказались чистыми – безо всяких отметин и краплений. Однако воронежский помещик упирался и платить отказывался. Он клялся, будто денег у него вовсе нет. Но тут из его сапога предательски выкатилась монета. Тут уж Алябьев рассвирепел: влепил Времеву две хорошие пощечины и пригрозил вызвать на дуэль.
Помещик струхнул, обмяк, опустился на пол и стал разуваться: червонцы оказались у него в сапогах. Времев вернул проигрыш и отправился восвояси - живой, здоровый, да еще и счастливый тем обстоятельством, что Александр Алябьев не стал настаивать на дуэли.
ЖЕНЮСЬ, ЖЕНЮСЬ!

Происшествие расстроило Алябьева: не каждый день услышишь обвинения в том, что в твоем доме играют не честно. Но на третий день он и думать забыл о досадном эпизоде. Потому как он явился на бал, где танцевал с очаровательной девушкой - Екатериной Римской-Корсаковой. Впервые отставной гвардеец увидел ее три года назад, когда ей едва исполнилось 19 лет - и с тех пор она поселилась в его сердце. От незамедлительного сватовства его удерживала только разница в возрасте: 16 лет – шутка ли! Но в последнее время Александр Александрович стал замечать, что девушка к нему относится более чем благосклонно. Слушая ее смех, напоминающий звон хрустального колокольчика, он дал самому себе твердое обещание: завтра же явиться в дом Римских-Корсаковых на Страстную площадь и попросить ее руки.
Алябьев кружился в вальсе с очаровательной Катенькой и знать не знал, что в это же время - на постоялом дворе деревни Чертаново Коломенской волости - решалась его судьба.
А МОГ БЫ ПОЛЬЗУ ПРИНОСИТЬ!

В пять утра Тимофей Миронович Времев проснулся на постоялом дворе и позвал слугу, чтобы тот проводил его на улицу по нужде. Помещик вышел из жарко натопленной комнаты в морозную февральскую мглу... и умер. Уездный лекарь, прибывший осмотреть тело, констатировал, что смерть произошла «от сильнейшего апоплексического удара, чему способствовало плотное сложение и преклонные лета». Однако в столице решили иначе: Времева убили! И потащили Алябьева в суд, где композитору очень не повезло с судьей: тот был моралистом, ненавидел распущенность и искренне хотел изменить нравы российского общества. Был это – лицейский друг Пушкина – Иван Пущин. Да-да, тот самый «мой первый друг, мой друг бесценный». Пущин сознательно оставил службу в армии, чтобы заняться судейской деятельностью, хотя для дворян это считалось унизительным занятием. По воспоминаниям современников, Пущин «променял мундир конногвардейской артиллерии на скромную службу в Уголовной палате, надеясь на этом поприще оказать существенную пользу и своим примером побудить и других принять на себя обязанности, от которых дворянство устранялось, предпочитая блестящие эполеты той пользе, которую они могли бы принести».
Разумеется, в глазах Пущина Алябьев выглядел форменным прожигателем жизни. Дворянин, герой войны, талантливый музыкант, а мало того, что не приносит пользы обществу, так еще и устроил у себя на дому притон!
ВРЕДНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Довольно скоро, впрочем, стало известно: в карты на квартире Алябьева играли впервые, Времев ушел из Леонтьевского переулка на своих ногах, к доктору не обращался, на побои не жаловался. Но раздосадованный Пущин не сдавался и признал обвиняемых виновными в «драке и картежной игре». И хотя суд большинством голосов всех оправдал, Пущин настаивал, чтобы Алябьева и его друзей лишили чинов, орденов, дворянства, зачислили в солдаты и отправили в Сибирь.
Дело затягивалось. Тут грянуло восстание на Сенатской площади. Императором стал Николай I. А Пущин из надворного судьи мгновенно превратился в особо опасного политического преступника и сам отправился в тюрьму, где продолжал сидеть и Александр Алябьев. В камере у него появилось много свободного времени, которое он занял сочинением музыки. Там, за решеткой, и родился «Соловей» - посвящение Екатерине Римской-Корсаковой. Девушку к тому времени, кстати, выдали замуж за одного из первейших московских богачей - Офросимова. Алябьев страдал и писал романс за романсом.
Но худшее ждало его впереди.
Николай I - как и Пущин - тоже боролся за чистоту нравов, не любил картежников, а вдобавок - после декабрьского восстания - очень увлекся назидательной поркой дворянского сословия. С подачи императора государственный совет признал Алябьева «человеком вредным для общества». Его лишили дворянства, чинов, орденов, званий и отправили в Сибирь.
ССЫЛЬНЫЙ ЖЕНИХ

Местом ссылки Алябьеву был определен Тобольск - город его детства: когда-то отец Александра Александровича был здесь губернатором. Потому перемена места жительства не сильно опечалила Алябьева, но лишение дворянства, и что еще хуже – гражданских прав, больно ранили. Он с головой ушел в музыку – благо, нынешний губернатор Тобольска этому всячески способствовал. И на афишах московских театрах то и дело стали появляться концерты, пьесы и романсы, чье авторство скрывалось за инициалами - А. А. Многие произведения были посвящены Екатерине Александровне - только теперь уже Офросимовой.
Через десять лет Алябьеву позволили вернуться в Московскую губернию - в имение сестры, в селе Резанцы. И он снова увидел Катеньку. Оказалось, что и она не забывала Алябьева все эти долгие годы.
В 1839 году Екатерина Александровна овдовела. Выждав для приличия год, они поженились. На тот момент Алябьеву было пятьдесят три, он сильно располнел и стал плохо видеть. Но в глазах Екатерины Александровны это ничего не значило: «Я вступила в супружество с Алябьевым уже во время его несчастия, не увлекаясь никакими житейскими выгодами, и одно только чувство любви и уважения к его внутренним качествам могло ободрить меня на такую решимость, несмотря на прежнюю вину его и на продолжающееся наказание».
Николай I, несмотря на многочисленные просьбы родных и близких Алябьева, не вернул тому ни орденов, ни имения, ни дворянства. Только разрешил вернуться в Москву с условием - «не показываться на публике»...
Они жили на Новинском бульваре, в доме Екатерины Александровны. Судьба подарила им только десять лет - в 1851 году Алябьев умер. Так окончилась история этого блестящего человека - храброго военного, талантливого композитора и «вредного для общества человека».

Услышав «Соловья», современник Алябьева - композитор Алексей Верстовский, фактически руководивший музыкальной жизнью Москвы, – сказал:
- Русскому таланту и тюрьма - на пользу!
Узнав об этом, Алябьев попросил:
- Передайте ему, что рядом со мной полно пустых камер.
Владимир РОГОВ

Загрузка...






Мнение администрации сайта и Ваше мнение, может частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций. Администрация не несет ответственности за достоверность и содержание материалов.
Категория: Люди и судьбы | Источник: http://www.oracle-today.ru| Материал подготовлен: http://planetatain.ru| Просмотров: 340 | Добавил: ПланетаТайн| | Теги: дело, Соловья, русского | Рейтинг: 5.0/1

По этой теме смотрите:

В КОММЕНТАРИЯХ НЕДОПУСТИМА КРИТИКА САЙТА,АДМИНИСТРАТОРОВ,МОДЕРАТОРОВ и ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ,КОТОРЫЕ ГОТОВЯТ ДЛЯ ВАС НОВОСТИ! УВАЖАЙТЕ ЧУЖОЙ ТРУД!
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Загрузка...
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск


Беседка
Онлайн всего: 28
Пользователей: 27
Сейчас комментируют: 1

Загрузка...

Последние комментарии












На ФОРУМЕ
Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Кассандра

Кассандра


Загрузка...