Воскресенье, 04.12.2016, 21:26
Привет, Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход | Контакты | Личные сообщения ()

Аномалии и феномены [123]Астрология,нумерология [263]Вокруг света [147]Гипотезы и версии [524]Загадки истории [360]
Здоровье,человек [322]Интересные факты [308]Йога,цигун,спорт [127]Космос,астрономия,НЛО [215]Люди и судьбы [102]
Наука [102]Новости и жизнь общества [160]Паранормальное [243]Практическая магия [169]Самопознание,психология [349]
Стихия,климат,экология [76]Тайны религий [128]Теории заговора,тайны планеты [119]Фильмы и видео [689]Фотоподборки [52]
Фэн-шуй [89]Цитаты и мысли [66]
НАША ПЛАНЕТА.МИР ВОКРУГ НАСНАША ПЛАНЕТАИЗ ЖИЗНИ.РУАРХИВФОРУМ ПЛАНЕТЫ ТАЙНПРАВИЛА
Меню сайта
загрузка...
НА ПЛАНЕТЕ ТАЙН
Аномальные зоны [97]
Астрономия и космос [319]
Археологические открытия [63]
Безумный мир [137]
В мире [79]
Гипотезы [1705]
Жизнь после смерти,реинкарнация [195]
Круги на полях [34]
Квантовый переход,вознесение [60]
Как выжить и спастись... [35]
Солнечная активность [34]
Непознанное и мистика [855]
Необъяснимые явления [967]
НЛО и инопланетяне [1269]
Природные аномалии [81]
Пророчества и предсказания,видения [557]
Стихийные бедствия и экология [134]
С миру по нитке [318]
Тайны истории [2182]
Теории заговора [223]
Ученые,эксперты,наука [399]
Флора и фауна [203]
Художественные фильмы [84]
Эзотерика,астральный мир [255]
Психология,здоровье [795]
Ченнелинг [136]
Чупакабра и неизвестные существа [74]
Календарь
Статистика

Онлайн всего: 24
Пользователей: 21
Сейчас комментируют: 3
Яндекс цитирования
МИР НЕПОЗНАННОГО

Главная » 2016 » Январь » 15 » НАРОД МАЙЯ И ЕГО МИФОЛОГИЯ.Часть 1
20:05
НАРОД МАЙЯ И ЕГО МИФОЛОГИЯ.Часть 1


Народ майя

Именно майя — народу, который занимал территорию между перешейком Теуантепек и Никарагуа, — больше всего обязана цивилизация Центральной Америки. Язык, на котором говорили майя, сильно отличался от языка науатль, на котором говорили индейцы науа в Мексике, и во многих отношениях их обычаи и традиции отличались от обычаев и традиций народа Анауака. Стоит помнить, что последний был наследником более древней цивилизации, что в действительности они попали в долину Мехико дикарями и что практически все знания, которые имели о ремеслах, они получили от оставшихся представителей народа, который был отсюда изгнан. С народом майя все было не так. Их искусства и ремесла были их собственным изобретением и несли на себе печать очень древнего происхождения. На самом деле они были самым интеллектуально развитым народом Америки, и при соприкосновении с народом науа последние вобрали в себя достаточную часть их культуры, чтобы поднять себя на несколько делений выше по шкале цивилизованности.

Были ли майя тольтеками?

Уже говорилось о том, что многие исследователи древности видят в майя тех тольтеков, которые из-за нашествия варварских племен покинули свою родину Анауак и двинулись на юг искать новое пристанище в Чьяпасе и на Юкатане. Было бы бесполезно пытаться поддерживать или отвергать такую теорию при абсолютном отсутствии реальных доказательств за или против. Остатки построек, принадлежавших более древнему народу Анауака, не несут в себе никакого заметного сходства с архитектурными формами майя, и, если мифологии этих двух народов в каких-то частностях похожи, это вполне можно отнести за счет того, что они перенимали друг у друга богов и религиозные обычаи. С другой стороны, явно заслуживает внимания то, что культ бога Кецалькоатля, который, как считали в Мексике, был чужеземного происхождения, был очень популярен среди майя и родственных им народов.

Царство майя

Когда в Америку прибыли испанцы (после знаменитого похода Кортеса из Мехико в Центральную Америку), майя были разделены на ряд небольших государств, которые несколько напоминают нам маленькие царства в Палестине. Тому, что они отделились от первоначального и значительно большего по величине государства, есть веские доказательства, но внутренние распри разрушили государственное устройство с централизованным управлением в этой империи, распад которой произошел в давние времена. В полуисторических легендах этого народа мы мельком видим великое царство, периодически упоминаемое как Царство великого змея или империя Шибальба, то есть области, отождествляемые с разрушенными городами Паленке и Митла. К такому отождествлению следует относиться с осторожностью, но раскопки, безусловно, рано или поздно помогут теоретикам прийти к заключениям, которые не оставят место сомнениям. Сфера влияния и цивилизации майя очень хорошо обозначена и охватывает полуостров Юкатан, Чьяпас до перешейка Теуантепек на севере и всю Гватемалу до границ с современным городом Сан-Сальвадор. Однако настоящий центр цивилизации майя следует искать в той части Чьяпаса, которая идет вдоль берегов реки Усумасинта и по долинам ее притоков. Здесь искусство и архитектура майя достигли вершин великолепия, не известного нигде; также в этом регионе были найдены самые искусные образцы необычной письменности майя. И хотя в искусствах и ремеслах различных районов, населенных народом майя, заметны многие поверхностные различия, они столь малы, что убеждают нас в том, что различные регионы, населенные майя, при их движении к цивилизации черпали вдохновение из одного общего источника.

Диалекты майя

Наверное, самый эффективный метод поиска различий между различными ветвями народа майя состоит в разделении их на лингвистические группы. Разные диалекты, на которых говорят люди майя, хоть и демонстрируют значительные отличия, тем не менее неизменно показывают схожесть строения и близость корневых морфем, доказывающую, что все они происходят из одного общего праязыка. В настоящее время в Чьяпасе язык майя — широко распространенный диалект, тогда как в Гватемале в ходу не менее двадцати четырех диалектов, главные из которых — языки киче, какчикуэль, цутугиль, кошохчоль и пипиль. Этих диалектов и людей, на них разговаривающих, достаточно, чтобы занять наше внимание, так как у них надежно хранятся самые замечательные мифы и легенды этого народа. Людьми, которые говорили на них, были совершены самые великие дела в истории майя.

Откуда пришли майя

Откуда же тогда пришли эти люди, которые создали цивилизацию, ничем не уступающую цивилизации Древнего Египта, которая по своим достижениям, если бы ей была дана такая возможность, могла соперничать со славой Древней Ассирии? Этого мы сказать не можем. Тайна появления людей в этих краях так же глубока, как и загадка древних лесов, которые и сейчас хранят в своих глубинах остатки их громадных памятников и окружают непроницаемым мраком их храмы. Поколения исследователей пытались обнаружить истоки этого народа в Египте, Финикии, Китае, Бирме. Но явные следы индейцев американского происхождения присутствуют во всех его сооружениях, и авторы, которые увидели в них сходство с искусством азиатских или африканских народов, были, к сожалению, введены в заблуждение внешними похожими чертами, которые не смогли бы обмануть того, кто глубоко изучал культуру майя.

Цивилизация майя

Рискуя повториться, считаю необходимым подчеркнуть, что цивилизация, которую народы науа получили недавно, не была таковой для майя. Бесспорно, майя были более древним народом, обладавшим общественными институтами, несущими на себе следы давнего использования в течение поколений, в то время как науа, совершенно очевидно, только-только унаследовали закон и порядок. Когда мы впервые замечаем царства народа майя, они находятся в процессе распада. Сильная и молодая кровь, которую имел храбрый народ Анауака, не текла в жилах народа, обитавшего на Юкатане и в Гватемале. По отношению к народу науа они были тем же самым, что и древние ассирийцы по отношению к хозяевам Израиля, который только начал складываться как государство. Было бы невозможно отрицать, что существовала основа этнических и культурных связей. Общественные институты, архитектура, обычаи, даже склад ума этих двух народов имели достаточно сходства, чтобы показать: между ними существовало кровное родство и культурные отношения. Но нельзя слишком сильно настаивать на этом. С большой вероятностью может быть выдвинута и версия, что эти отношения и сходства существуют благодаря влиянию цивилизации майя на цивилизацию Мексики или потому, что и мексиканцы, и майя унаследовали свои цивилизации от общей еще более древней культуры, неизвестной нам, доказательства существования которой лежат похороненные в лесах Гватемалы или песках Юкатана.

Сапотеки

Влияние майя на народ науа представляло собой чрезвычайно медленный процесс. Народы, которые разделяли их, сами извлекли пользу из того, что понесли культуру майя в Анауак. Точнее можно сказать, что они явились чем-то вроде фильтра, через который южная цивилизация проникла к северной. Этими народами были сапотеки, миштеки и куикатеки, причем наиболее важной была роль первого из упомянутых племен. Они имели характер и цивилизованность обоих народов и были на самом деле «буферным» народом, который брал что-то и у майя, и у науа и им же отдавал, что во многом было подобно тому, как евреи впитали и вобрали культуры Египта и Ассирии. Они были ветвью народа науа, но в их речи есть явные следы широкого заимствования из словаря майя. На протяжении жизни многих поколений эти люди, будучи кочевниками, странствовали с территории майя на территорию науа, впитывая обычаи, речь и мифологию и тех и других.

Уаштеки

Мы были бы не правы, если бы подумали, что майя никогда не пытались расширить свои владения и никогда не искали новых территорий для своего избыточного населения. То, что они пытались делать это, доказывает одно из племен майя, уаштеки, поселившиеся возле устья реки Пануко на северном побережье Мексики. Наличие этого любопытного этнологического островка, конечно, привело к появлению всевозможных необычных теорий, касающихся связи с тольтеками, тогда как этот факт просто говорит о том, что до начала эры экспансии народа науа майя пытались колонизировать местность к северу от своих территорий, но их усилия были пресечены действиями диких науа, против которых они оказались неспособны бороться.

Tuпцивилизации майя

Отличались ли тогда по своему типу цивилизации майя от науа? Можно считать, что цивилизация науа характеризовала культуру Центральной Америки в период ее юности, тогда как цивилизация майя показывает ее в расцвете и, возможно, в старости. Разница не была ни существенной, ни радикальной; можно сказать, что она была результатом по большей части климата и родства. Климат Анауака сухой и умеренный, а на Юкатане и в Гватемале — тропический, и мы увидим, что даже религиозные представления двух народов, почерпнутые из одного общего источника, отличаются по этой самой причине, будучи окрашенными разницей в температуре и количестве осадков.

История народа майя

Прежде чем начать рассматривать искусство, архитектуру или мифологию этого необычного и очень интересного народа, необходимо дать читателю краткий обзор его истории. Материал на эту тему, существующий на английском языке, невелик, и его ценность сомнительна. Наши знания о древнем периоде истории народа майя почти полностью зависят от преданий и остатков архитектуры. Выжатые из них факты свидетельствуют, что цивилизация майя была единой и однородной, что все отдельные государства, вероятно, в какой-то период времени прошли через одно и то же состояние культуры, должниками которого они все в равной степени были, и что это достаточное основание для того, чтобы верить: все они когда-то были под началом единой центральной власти. О более поздней истории у нас есть труды испанских священников, но их не так много, как в случае с Мексикой. На самом деле настоящих авторов, занимавшихся историей майя и словам которых можно доверять, легко сосчитать по пальцам одной руки. Вчитываясь внимательно в историю майя, мы оказываемся сбитыми с толку, так как обнаруживаем, что многие города майя названы на языке науа. Это произошло благодаря тому, что у испанских завоевателей в их походе на территории майя проводниками были индейцы науа, которые, естественно, называли на своем языке те места, названия которых спрашивали испанцы. Эти названия пристали к данным местностям — отсюда и путаница, и ошибочные теории, авторы которых видят в этих названиях следы ацтекского завоевания.

Центр власти майя

Как уже говорилось, центр власти и культуры майя, вероятно, находился в той части Чьяпаса, которая наклонно спускается с крутых Кордильер. Здесь руины Паленке, Пьедрас-Неграс и Окосинго красноречиво говорят о той богатой фантазии и величии замысла, которые идут рука об руку с развитой культурой. Храмы и дворцы этого региона несут на себе печать достоинства и сознания сильной власти, и в этом едва ли можно ошибиться: так широк, так свободен архитектурный замысел, так полон — даже с избытком — демонстрацией желания быть непревзойденным. Но этот архитектурный артистизм расточался только на нужды религии и правления. Его достоинства не осквернялись простым применением в утилитарных целях, так как если исключить те здания, которые, очевидно, когда-то были дворцами, то не сохранилось ни одной бытовой постройки майя. Это конечно же объясняется тем, что люди были четко разделены на классы аристократов и работников. Первые отождествлялись с религией или царской фамилией и жили в храмовых зданиях или дворцовых покоях, в то время как люди менее высокого происхождения по необходимости довольствовались хижинами, которые строили из недолговечных материалов, давно исчезнувших. Храмы на самом деле были центрами городов, вокруг которых группировались общины майя, во многом подобно тому, как в Средние века в Европе города теснились и росли вокруг какого-нибудь огромного собора или под защитой крепости.

Первые передвижения майя

Оставим в стороне традиции майя, пока не настанет черед собственно их мифов, и попытаемся выбрать из хаоса легенд какие-нибудь достоверные факты, связанные с историей майя. Согласно недавно найденному манускрипту, написанному куикатеками, вполне вероятно, что вторжение науа на территорию государств майя Чьяпас и Табаско произошло приблизительно в IX веке н. э. В настоящее время мы должны рассматривать это как начало истории майя. Приблизительно в это же время юго-западные части владений майя сотрясали передвижения народа, который повернул на север по направлению к Теуантепеку и, пройдя через Гватемалу, остановился в Акалане на границе Юкатана, задержанный, возможно, негостеприимными и безводными условиями этих краев. Видимо, это вторжение племен науа вынудило более мирных майя покинуть свои северные поселения и уйти дальше на юг. Нет доказательств того, что воинственные науа преследовали мирных майя до их нового убежища; на какое-то время они оставили их в покое. Эта борьба, в конце концов, завершилась крахом цивилизации майя, которая даже в тот сравнительно далекий период уже достигла своего апогея. Ее народы разделились на многочисленные города-государства, которые по своему политическому устройству очень напоминали города-государства Италии в период падения Рима. Вероятно, в это время начался раскол между майя Юкатана и майя Гватемалы, что в конечном счете вылилось в такие различия в речи, вероисповедании и архитектуре, что почти превратило их в разные народы.

Заселение Юкатана

Подобно тому как уэльские и шотландские кельты были вытеснены набегами саксов в менее гостеприимные регионы Уэльса и Шотландии, так и одна из ветвей майя была вынуждена искать убежища на почти безлюдных просторах Юкатана. Не может быть никаких сомнений в том, что майя пришли на эти бесплодные и безводные земли не по своей воле. Этот расчетливый, обладающий большими достижениями в области сельского хозяйства народ с озабоченностью отнесся бы к перспективе перебраться в такие непривлекательные края после богатых и легко возделываемых земель, на которых они жили на протяжении многих поколений. Но позади были безжалостные науа, а они были мирным народом, непривычным к ужасам кровавой войны. Поэтому, собравшись с духом, они побрели в пустыню. Все указывает на то, что майя поздно заселили Юкатан, и в архитектуре видно ухудшение стиля, доказательством чему служит высокая условность оформления и избыток украшений. В доказательствах влияния науа нет недостатка, что красноречиво говорит о более позднем периоде контактов, который, как известно, имел место между двумя этими народами. Его одного почти достаточно для того, чтобы установить дату поселения майя на Юкатане. Не следует думать, что на Юкатане майя образовали одно однородное государство, признающее центральную власть. Напротив, как часто бывает с колонистами, несколько групп переселенцев образовали различные государства или царства, каждое со своими отдельными преданиями. Таким образом, чрезвычайно трудно так сопоставить и критически оценить эти предания, чтобы воссоздать историю народа майя на Юкатане. Мы обнаруживаем, что различные города были основаны божественными существами, которые играют более или менее важную роль в пантеоне майя. Например, Кукулькан — первый царь Майяпана, а Ицамна фигурирует как основатель государства Ицамаль. Боги были духовными вождями этих групп майя, подобно тому как Иегова был духовным вождем и проводником израильтян в пустыне. Поэтому никто не удивляется, обнаружив в сборнике сказаний народов киче-майя в Гватемале, что бог Тохил (Барабан) привел их на место первого города народа киче. Некоторые авторы, интересующиеся этой темой, очевидно, считают, что событий в таких мифах о переселении, особенно что касается опеки и руководства племенами со стороны богов, и описаний пустынного ландшафта, содержащихся в них, достаточно, чтобы навесить на них ярлык местной версии Книги Исхода или, в лучшем случае, видят в них мифы, измененные под влиянием миссионеров. Правда состоит в том, что условия, при которых майя совершали свое переселение, были похожи на те, которые описаны в Священном Писании, и они ни в коем случае не отражают библейский сюжет, как это утверждают поверхностные авторы.

Кланы Юкатана

Цари-жрецы Майяпана, которые утверждали, что они потомки Кукулькана или Кецалькоатля, вскоре подняли свое государство на небывалую высоту среди окружающих его городов. Те, кто основали Чичен-Ицу и были известны как ицаи, принадлежали, с другой стороны, к касте воинов и, видимо, не очень-то бережно и рьяно относились к религиозным отправлениям. Правители ицаев, которые были известны как тутуль-шиус, видимо, пришли, согласно их преданиям, из западных государств майя; возможно, из Ноноуалько в Табаско. Прибыв оттуда на южную оконечность Юкатана, они основали на озере Бакалар город Циян-Каан, который процветал, по крайней мере, на протяжении жизни двух поколений. Когда этот период закончился, по какой-то необъяснимой причине они переселились на север, возможно, потому, что именно в это время центр власти начал сдвигаться в сторону северного Юкатана, и поселились в основанном ими городе Чичен-Ице, со временем ставшем священным городом майя.

Племя кокомов

Но им не суждено было обрести покой на новом месте жительства. Племя кокомов из Майяпана, бывшее тогда в зените могущества, с неприязнью отнеслось к поселению народа тутуль-шиус. После периода процветания, который продлился приблизительно 120 лет, оно было порабощено племенем кокомов, которое позволило лишь правителям и небольшому числу их подданных уйти в другие места.

Бегство народа тутуль-шиус

Изгнанный таким образом народ тутуль-шиус бежал на юг, откуда он первоначально и пришел, и поселился в Потончане или Чампотоне, где прожил почти триста лет. Из этого нового центра при помощи наемников из числа индейцев-науа они начали расширение своих территорий на север и вступили в дипломатические отношения с главами других государств майя. Именно в это время они построили Ушмал, и их власть распространилась так широко, что они отвоевали себе ту территорию, которую раньше отдали кокомам. В целом это, видимо, был период, когда процветали искусства при просвещенных правителях, которые умели завязать и поддерживать дружеские отношения с окружающими государствами, а великолепная сеть дорог, которыми была покрыта страна, и многочисленные свидетельства архитектурного мастерства доказывают, что у этого народа был досуг, чтобы многого достичь в искусстве и ремеслах. Так, город Чичен-Ица был связан с островом Коцумель дорогой, по которой с трудом брели тысячи паломников к храмам богов ветра и влаги. Из Ицамаля дороги также разветвлялись в разных направлениях, чтобы люди могли добраться до главной святыни страны, находящейся там. Но племя кокомов наложило свою тяжелую руку на другие государства майя, которые стали их данниками. Как и на Юкатане в наши дни, где несчастный сборщик агавы влачит жизнь настоящего раба, там существовала тяжелая система рабства. Кокомы обложили данью народ тутуль-шиус, который, в свою очередь, гонял до седьмого пота и сверх пределов человеческих возможностей несчастные подвластные ему племена. Как и во всех гибнущих цивилизациях, чувство ответственности у высших классов пребывало в спячке, и они предавались удовольствиям жизни, не думая о завтрашнем дне. Добродетель перестала цениться, а испорченность стала сердцевиной жизни майя. Повсюду стало быстро распространяться недовольство.

Революция в Майяпане

Следствием была, естественно, революция. Придавленные тиранией распутной олигархии, зависимые государства подняли восстание. Кокомы окружили себя наемниками из племени науа, которым удалось сбить первую волну бунта, которую возглавил царь Ушмала.

Он потерпел поражение, а его люди, в свою очередь, восстали против него. В результате город Ушмал был покинут. Народ тутуль-шиус снова был вынужден пуститься в странствия. На этот раз он основал город Мани, который стал лишь тенью великолепия Ушмала и Чичен-Ицы.

Хунак Ил

Если аристократия кокомов состояла из людей изнеженных, то их правитель был сделан из более твердого материала. Хунак Ил, который правил своим народом и держал в подчинении более мелкие княжества на Юкатане, был не только жестоким тираном и мстительным человеком, но и рассудительным и опытным государственным деятелем; он привлекал себе в помощь соседей-науа, которых использовал в кампании против нового соперника своей власти, правителя Чичен-Ицы. Собрав своих вассалов в мощную армию, Хунак Ил выступил против обреченного города, чей князь осмелился бросить ему вызов. Городу было нанесено сокрушительное поражение, но, очевидно, было позволено остаться под властью его князей. Бунт задохнулся, зато на территории самого царства Майяпан, территории кокомов, запылали пожары восстаний. Такое положение вещей продолжалось почти столетие. Затем наступил крах. Враги кокомов объединились. Народ Чичен-Ицы объединился с народом тутуль-шиус, который нашел себе убежище в центральном нагорье Юкатана, и с теми городами-государствами, которые располагались вокруг главного города Майяпана. Совместными силами была предпринята яростная атака, под напором которой полностью рухнула власть кокомов. Разгневанные союзники не оставили камня на камне: так они отомстили за свое почти трехсотлетнее рабство. Это событие относят к 1436 году, но, как и ко многим датам в истории майя, к ней надо относиться с большой осторожностью.

Последние из племени кокомов

Лишь немногие из кокомов уцелели. Их не было на территории науа; они предпринимали попытки собрать свежие силы для обороны Майяпана. Победители их пощадили, и, в конце концов, они поселились в Цотуте в центре Юкатана, в регионе, который покрыт почти непроходимыми лесами.

Город Чичен-Ица, чей князь всегда был готов возглавить восстание против кокомов, ничего не выиграл от падения власти сюзерена. Напротив, предание гласит, что жители покинули свой город и он превратился в развалины. В таком состоянии испанцы и нашли его, когда пришли в эту страну. Вероятно, люди покинули его из-за повторяющихся набегов кокомов, которые видели в нем главное препятствие на пути к установлению их власти над всем краем. Это подтверждает предание, которое рассказывает о том, как князь Чичен-Ицы, уставший от вооруженных столкновений и кровопролитной борьбы, покинул его в поисках колыбели народа майя в стране заходящего солнца. Действительно, далее говорится, что этот князь основал город Петен-Ица на озере Петен в Гватемале.

Народы майя в Гватемале

Когда народы майя в Гватемале, киче и какчикели, впервые проникли на эту территорию, они, вполне вероятно, обнаружили там более развитый народ, имевший корни в роду майя и обладавший более древними традициями, чем они сами. От соединения с этим народом они выиграли как в области искусства, так и ремесел. Об этом народе есть масса преданий в «Пополь Вух», древнем эпическом повествовании, содержанием которых мы подробно займемся в главе, посвященной мифам и легендам майя. Мы не можем относиться к нему как к заслуживающему доверия историческому документу, но почти нет сомнений в том, что у содержащихся в нем сказаний имеется фактическая основа. Различие между языком этих людей и языком их братьев с Юкатана всего лишь диалектическое, а в мифологии такое же небольшое различие вызвано, без сомнения, местными природными условиями, связанными с разницей между равнинным и сравнительно безводным краем и гористой местностью, покрытой густыми лесами. Другие отличия мы будем упоминать далее, когда станем рассматривать искусство и архитектуру народа майя в целом и двух его самых своеобразных ответвлений.

Туланские майя

Именно город Тулан, находящийся, вероятно, в штате Табаско, гватемальские индейцы майя считают отправной точкой всех своих переселений. Мы не должны путать это место с Толланом из мексиканских сказаний. Возможно, это название в обоих случаях произошло от корня, означающего место, из которого племя тронулось в путь, отправной пункт, но географическая связь полностью отсутствует. Отсюда Нима-Киче, Великий Киче, начал свой путь в горы в сопровождении трех своих братьев. В «Пополь Вух» говорится, что Тулан оказался несчастливым местом для людей, так как там они сильно страдали от холода и голода, и, как и при строительстве Вавилонской башни, языки первых четырех киче и их жен так перепутались, что они не могли понять друг друга. Конечно, это сказание было создано с целью объяснить разницу в диалектах различных групп майя и едва ли может иметь какие-то реальные основания, так как диалектические изменения происходят очень постепенно. Братья, как повествуется далее, поделили землю так, что один получил районы Мамес и Покомамс, другой — Верапас, третий — Чьяпас, а Нима-Киче получил страну киче, какчикелей и цутухилей. Было бы чрезвычайно затруднительно сказать, имеет ли это предание под собой какое-либо достоверное историческое основание. Если это так, то оно относится к периоду, предшествующему вторжению науа, так как упомянутые регионы, заселенные этими племенами, не были так разделены между собой ко времени прибытия сюда испанцев.

Сомнительные династии

Как и в случае с ранними династиями в Египте, много неясностей окружает историю первых царей киче. Действительно, имеется период такой неопределенности, что даже число правивших царей точно неизвестно. Из этого хаоса всплывают такие факты: цари киче осуществляли верховную власть над народами Гватемалы, они были современниками правителей города Мехико, и их часто избирали из числа князей зависимых государств. Акшопиль, преемник Нима-Киче, доверил своему среднему сыну управление народом какчикелей и поставил младшего сына над народом цутухиль, а старшему сыну отдал трон народа киче. Его старший сын Икутемаль, став преемником отца, подарил царство какчикелей своему старшему сыну, сместив собственного брата и нанеся ему таким образом смертельное оскорбление. Последовавшая за этим борьба длилась на протяжении нескольких поколений. Она ухудшила отношения между этими двумя родами майя в Гватемале и подорвала их силу. Обе стороны использовали в своей борьбе наемников из числа науа, которые внесли в существование майя много собственных неприглядных черт.

Приход испанцев

Такое положение дел продолжалось вплоть до времени прихода испанцев. Какчикели стали считать датой начала нового отсчета времени нанесенное ими в 1492 году поражение Кай Хун-Апу. Они могли и не стараться, так как уже близилось время, когда все календари их народа должны были кончиться, а записи суждено было вести уже другим людям и иными письменами. Одно за другим, главным образом по причине неразумной практики заключать союзы с захватчиками в борьбе против своих сородичей, древние царства Гватемалы стали добычей отчаянных конкистадоров, а их народы попали под иго Испании и стали невольниками, которым было суждено плодить бесчисленные поколения рабов.

Загадка древней письменности майя

То, что могло быть самым ценным источником для изучения истории майя, — увы! — в настоящее время скрыто от нас за семью печатями. Мы ссылаемся на манускрипты и надписи майя, смысл которых не могут расшифровать современные ученые. Некоторые старые испанские монахи, жившие в тот период, который последовал непосредственно за заселением этих краев белыми людьми, умели читать эти письмена и даже писать ими, но, к сожалению, они либо считали их порождением Дьявола, либо, раз это была местная письменность, вещью, не имеющей никакой ценности. Через несколько поколений все знания о том, как расшифровывать эти письмена, были окончательно утеряны, и для наших современников они представляют собой практически книгу за семью печатями. Наука пытается применить к ним логику и дедукцию, а люди, чья квалификация бесспорна, посвятили жизнь проблеме разрешения одной из величайших и самых таинственных загадок, какую человечество когда-либо пыталось решить.

Хорошо известна романтическая история открытия ключа к египетской иероглифической системе письма. На протяжении веков значки, изображенные на храмах и памятниках страны Нила, были для европейских ученых мужей всего лишь массой бессмысленных картинок и знаков. Так было до тех пор, пока сто лет назад не был обнаружен Розеттский камень, давший возможность их истолкования. На этом камне имелась одна и та же надпись, сделанная на греческом языке, записанная демотическим письмом (сокращенная форма скорописи египетского письма) и иероглифами, так что открытие «алфавита» утраченной письменности стало довольно простым делом. Но в Центральной Америке нет Розеттского камня и нет шанса на то, что такое вспомогательное средство когда-либо может быть найдено.

Рукописи майя

Основными рукописями майя, избежавшими разрушительного воздействия времени, являются кодексы, находящиеся в библиотеках Дрездена, Парижа и Мадрида. Из них известен Codex Perezianus, хранящийся в Национальной библиотеке в Париже, Дрезденский кодекс, долго считавшийся ацтекской рукописью, и Кодекс Троано, названный так по имени одного из его владельцев сеньора Тро-и-Ортолано и найденный в Мадриде в 1865 году. Эти рукописи имеют отношение главным образом к мифологии майя, но, так как их невозможно расшифровать хоть с какой-то точностью, они не могут нам сильно помочь в расширении знаний по этому предмету.

Система письма

Алтарь в Храме Креста дает представление о том, как в общем виде выглядела письменность древних народов Центральной Америки. Этот стиль несколько варьируется в большинстве рукописей и надписей, но в целом признано, что все применявшиеся системы первоначально возникли из одного общего источника. О квадратных значках, которые выглядят как переплетение лиц и предметов, говорят, что они имеют форму булыжника. И нельзя сказать, что это описание к ним не подходит. Из древних испанских рукописей известно, что их читали сверху вниз и одновременно двумя колонками. Язык майя, как и все языки народов Америки, был таков, что для выражения какой-нибудь мысли всю фразу собирали в одно слово. Полагали, что несколько значков или составных частей каждого квадратика или схематического изображения необходимы для того, чтобы составить такое сложное выражение.

Первый (так называемый) ключ к иероглифам Центральной Америки был найден епископом Ланда, который приблизительно в 1575 году предпринял попытку вычленить алфавит майя, пользуясь местными источниками. Ланда не располагал к себе местных жителей, чьи литературные сокровища он почти полностью истребил, и те в отместку сознательно обманывали его в том, что касалось истинного значения различных иероглифов.

Первый настоящий шаг на пути к расшифровке письменности майя сделал в 1876 году Леон де Росни, француз, изучавший древнюю Америку, которому удалось истолковать знаки, обозначающие четыре стороны света. Как это бывало со многими важными открытиями, значение этих иероглифов было в это же самое время раскрыто профессором Сайрусом Томасом в Америке. В двух из этих четырех значков был найден символ, который обозначал «солнце», что, по признанию де Росни, было само собой разумеющимся. Однако слово, которым майя обозначали солнце (kin), также обозначает «день», и позднее оказалось, что этот знак использовался также и в последнем значении. Открытие смысла этого знака в значительной степени стало стимулом для дальнейших изысканий, и благодаря материалу, имеющемуся теперь в их распоряжении, доктора Фёрстеман и Шеллхас из Берлина сумели добиться успеха в нахождении символа, обозначающего луну, и иероглифа, обозначающего у индейцев майя месяц протяженностью в двадцать дней.

Разумные объяснения

В 1887 году доктор Селер обнаружил символ для обозначения ночи (akbal), a в 1894 году Фёрстеман расшифровал символы для обозначения «начала» и «конца». Они представляют собой две головы, первая из которых имеет на месте глаза только что упомянутый значок акбаль. Здесь акбаль означает — помимо «ночи» — «начало месяца», а ниже лица с этим значком можно увидеть ступени или пятнышки, которые напоминают их очертания, означающие движение вперед. Символ, обозначенный другой головой, означает «седьмой», а также «конец». Благодаря частому противопоставлению этих элементов почти не остается сомнений в том, что их значение таково и есть.

«Союз» изображается в виде жала гремучей змеи, кольца которой для майя означают идею объединения. Этому знаку противопоставлено изображение, находящееся рядом. Оно представляет собой нож и означает «деление» или «разрезание». Важной «буквой» является кисть руки, которая часто встречается как в рукописях, так и надписях. Иногда ее рисуют, как будто она схватила что-то, с согнутым большим пальцем, а иногда — как будто она указывает в определенном направлении. В первом случае она, видимо, обозначает объединение или присоединение, как и значок гремучей змеи, а во втором случае, по мнению Фёрстемана, она изображает промежуток времени. То, что она может изображать будущее, приходит в голову современному исследователю как более вероятная гипотеза.

Символ, обозначающий весеннее равновесие, был обнаружен благодаря очевидности изображения в виде облака, из которого на землю льются три струи воды. Квадрат, находящийся сверху, изображает небо. Обсидиановый нож внизу означает деление или период времени, отделенный от других частей года. То, что это символ «весна», подтверждается его положением среди других символов, обозначающих времена года.

Символ «неделя» был открыт по той причине, что он почти всегда сопровождал знак, обозначающий число 13, то есть число дней в священной неделе майя. Знак птичьего пера указывает на множественное число, а когда он присоединен к определенным знакам, то указанный предмет умножается. Птичье перо, если подумать, является одним из самых подходящих символов, предоставляемых природой, для обозначения множественного числа, если количество ответвлений по обеим сторонам черенка принять за обозначение понятий «много» или «два».

Вода обозначается изображением змеи, так как эта рептилия олицетворяет собой волнообразную природу этой стихии. Очень интересен знак, называемый «обрядовая жертва». Первая часть этого знака — мертвая птица, а вторая изображает склоненного, обессиленного пленника, готового к принесению в жертву одному из ужасных богов майя, чья кровожадная религия требовала человеческих жертвоприношений. Рисунок, означающий «день нового года» в месяце Сех, был расшифрован следующим образом. Знак в верхнем левом углу обозначает слово «солнце» или «день», знак в верхнем правом углу — «год». В нижнем правом углу находится знак «деление», а в нижнем левом — знак месяца Сех, уже известный из календарей майя.

Знак «ветра» был найден благодаря тому, что он сопровождал символ, обозначающий божество четырех сторон света, откуда, по верованиям всех американских племен, прилетает ветер.

Методы изучения

Метод, применявшийся теми, кто был занят толкованием этих иероглифов, является типовым в современной науке. Различные знаки и символы буквально «изнашиваются» в процессе упорного изучения. Часами исследователь сидит, уставившись на какой-нибудь символ, впитывая каждую деталь, какой бы маленькой она ни была, пока весь рисунок и все его части не запечатлелись в целом и по отдельности в его памяти. Затем он сравнивает части этого символа с похожими частями в других символах, смысл которых известен. Из них он может почерпнуть ключ к разгадке значения всего знака в целом. Так, двигаясь от известного к неизвестному, он логически продвигается к полному толкованию всех иероглифов, изображенных в различных рукописях и надписях.

Метод, посредством которого доктор Селер обнаружил иероглифы или символы, имеющие отношение к различным богам майя, был и простым, и оригинальным. Он пишет: «Способ, при помощи которого это было сделано, поразительно прост. По своей сути он восходит к тому, что в обычной жизни мы называем „человеческой памятью", и почти естественным образом вытекает из тщательного изучения рукописей. Ведь часто, глядя на изображения, человек постепенно учится сразу узнавать похожие и знакомые фигурки богов по характерному впечатлению, которое они оставляют в целом, или по определенным деталям. Это же верно и для сопровождающих их иероглифов».

Система чисел майя

Если над епископом Ландой зло подшутили, когда речь шла об алфавите майя, то его ждал успех в открытии их числовой системы, которую он нам оставил и которая была гораздо более развита, чем у многих культурных народов, так как была, например, более практичной и более полной, чем числовая система Древнего Рима. В этой системе использовались всего четыре знака: точка для обозначения единицы, горизонтальная черточка для обозначения числа 5 и два знака для обозначения 20 и 0. И тем не менее из этих простых элементов майя разработали метод исчисления, который, возможно, является настолько же оригинальным, насколько может быть оригинальным любое достижение в истории математики. У майя, как и у нас, положение знака определяет его величину. Цифры они писали по вертикали, и одна из них использовалась в качестве десятичного множителя. Самая нижняя цифра в колонке имела арифметическую величину, которую она изображала. Цифры, которые стояли на втором, четвертом и каждом последующем месте, имели величину, в двадцать раз большую предыдущих цифр, в то время как цифры, стоявшие на третьем месте, были по величине в восемнадцать раз больше тех, что стояли на втором месте. Эта система допускает счет до миллионов и является одним из несомненных признаков культуры майя.

Много споров бушевало вокруг природы иероглифов майя. Видели ли в них сами индейцы изображение каких-то понятий или просто картинки, или они передавали читателю некий звук, как в нашем алфавите? В какой-то степени споры по этому вопросу напрасны, так как те испанские святые отцы, которые смогли научиться письму от самих майя, подтвердили его фонетический характер, так что в реальности каждый символ, вероятно, передавал читателю звук или звуки, а не просто какое-то понятие или картинку. Недавние изыскания полностью доказали это, так что полная расшифровка этой давней и трудной загадки, на которую было потрачено так много времени и терпения, возможно, уже близка.

Мифология майя

Пантеон майя, хоть он и очень похож на пантеон науа, во многих отношениях отличается от него, так что легко заметить, что в какой-то период он, вероятно, был совершенно свободен от влияния науа. Затем мы можем условно принять ту теорию, что в древности микологии науа и майя испытывали влияние из одного общего центра, если не были изначально идентичными. Но позже включение в близкородственные, но разделенные системы местных богов и божеств и обрядов переселившихся народов вызвало такую дифференциацию, которая размыла изначальное сходство между ними. Лейтмотив мексиканской мифологии — это обычай совершать человеческое жертвоприношение. Часто утверждают, что превосходство цивилизации майя демонстрирует то, что в их религии не было отталкивающих обычаев, характерных для верований науа. Однако это совершенно ошибочно. Хотя майя не были так склонны делать человеческие жертвоприношения, как науа, они все же часто делали их, и изображения их бескровных жертвоприношений не должны приводить нас к мысли, что они никогда не предавались иным действиям. Известно, например, что в период весеннего цветения они приносили в жертву богу воды девственниц, бросая их в глубокий водоем, где те тонули.

Кецалькоатль среди майя

Одна из самых явных мифологических связей между майя и науа проявляется в культе бога Кецалькоатля у майя. В Мексике, видимо, была широко распространена вера в то, что Кецалькоатль был чужеземным богом или, по крайней мере, относительно местным по отношению к своему сопернику Тецкатлипоке, если не к самим науа. Забавно видеть утверждения высоких авторитетов о том, что его культ не был связан с кровопролитием. Не вполне ясно, то ли кровожадные обряды, связанные с именем Кецалькоатля в Мексике, совершались его жрецами по их воле, то ли по наущению и под нажимом верховного жреца Уицилопочтли, под чьей юрисдикцией они находились. Имя, под которым Кецалькоатль был известен майя, было Кукулькан, что означает Пернатый змей и является точным переводом его имени с языка мексиканцев. В Гватемале его звали Гукумац, что также на языке киче совпадает с его именами на других индейских языках. Но Кукулькан у майя оказывается непохожим на Кецалькоатля в некоторых аспектах. Объяснением большинству из них, вероятно, может служить различие в климатических условиях. В Мексике Кецалькоатль, как мы уже видели, был не только Человеком Солнца, но и изначально богом ветра этой страны. У Кукулькана майя есть больше черт бога грома. В тропическом климате Юкатана и Гватемалы вокруг солнца в полдень собираются облака, которые имеют змееподобные формы. От них исходит гром, и молния, и благотворный дождь, и Кукулькан казался индейцам майя скорее богом неба, умеющим метать молнии, чем богом собственно атмосферы, как Кецалькоатль, хотя на нескольких стелах на Юкатане Кукулькан изображен так же, как и в Мексике, с ветром, вылетающим у него изо рта.

Алфавит богов

Главными источниками наших знаний о божествах майя являются Дрезденский, Мадридский и Парижский кодексы, упоминавшиеся выше. Все они содержат много графических изображений различных представителей пантеона майя. Сами имена некоторых из этих богов нам неизвестны, а процесс соотнесения их с традиционными именами богов майя, дошедшими до нас, настолько сложен, что немецкий исследователь древностей майя доктор Пауль Шеллхас предложил, чтобы изображениям богов, появляющимся в кодексах или манускриптах майя, условно присваивали букву алфавита. Изображений богов, встречающихся таким образом, всего пятнадцать, и поэтомуим присвоены буквы алфавита от А до П, исключая Й и Ё.

Трудности сравнения

К сожалению, труды испанских авторов, затрагивающих мифологию майя, не согласуются с изображениями богов, нарисованных в кодексах. То, что три этих кодекса объединены мифологией, не вызывает сомнений. Опять же чрезвычайно трудно сравнивать богов из этих кодексов с теми, что выгравированы и вылеплены на барельефах в регионе, где обитали майя. В области мифологии ученого вообще окружают весьма значительные трудности. Так мало данных до сих пор собрано в отношении мифологии майя, что делать безапелляционные заявления по какому-либо вопросу, с ней связанному, поистине было бы опрометчиво. Но за прошедшие десятилетия многое было достигнуто, так что медленно, но верно собираются доказательства, на основании которых можно сделать логичные выводы.

Конфликт между светом и тьмой

В мифологии майя мы наблюдаем почти такую же двойственность, как в Древней Персии, — конфликт между светом и тьмой. Мы видим противостоящих друг другу, с одной стороны, богов солнца, тепла и света, цивилизованной и радостной жизни, а с другой стороны — зловещих богов смерти, ночи, мрака и страха. Из этих изначальных понятий света и тьмы произошли все мифологические формы майя. Когда мы бросаем первый взгляд на верования майя, то отдаем себе отчет в том, что в ту пору, когда они попали в поле зрения европейцев, боги тьмы имели большое влияние, а в образе мыслей и теологии майя преобладал глубокий пессимизм. Жизнерадостный аспект веры майя был подчинен культу темных существ, божеств смерти и преисподней. И если культа света все еще держались с трогательной верностью, то это потому, что добрые силы обещали не покидать человечество навсегда, а возвратиться когда-нибудь в будущем и снова установить свет и мир.

Календарь

Как и у науа, мифология майя почти полностью опиралась на календарь, который по своему астрономическому значению и продолжительности был идентичен мексиканскому. Ритуальный год, состоявший из двадцати «недель» по тринадцать дней в каждой, делился на четыре четверти, каждая из которых находилась под покровительством особой четверти небес. Каждая «неделя» находилась в ведении отдельного божества.

Традиционные знания о богах

Небесные тела были основательно представлены в пантеоне майя. На Юкатане бог солнца был известен как Кинич-Ахау (Повелитель солнечного лика). Его отождествляли с Огненной птицей или Арарой и поэтому называли Кинич-Какмо (Огненная птица). Он также был главным духом севера.

Ицамна, один из самых важных богов майя, был богом луны, прародителем богов и людей. Он олицетворял угасание и возвращение жизни в природе. Его имя произошло из слов, при помощи которых, как считалось, он представился людям: «Itz en caan, itz en muyal» («Я небесная роса, я влага облаков»). Он был богом — покровителем запада.

Чак, бог дождя, является обладателем вытянутого носа, в чем-то похожего на хобот тапира, который конечно же представляет собой желоб, из которого льется по его воле на землю дождь. Он покровительствует востоку. Черный бог Эк Чуах был покровителем торговцев и тех, кто выращивал деревья какао. В рукописях его изображение встречается несколько раз.

Иш Чель была богиней медицины, а Иш Чебель Яш святой отец Эрнандес отождествлял с Девой Марией. Также было несколько богов, или скорее духов, которые назывались Бакабами, и они поддерживали небеса с четырех сторон. Их звали Канн, Мулук, Иш и Кауак. Они олицетворяли восток, север, запад и юг. Их символическими цветами были соответственно желтый, белый, черный и красный. В какой-то степени они совпадали с четырьмя вариантами мексиканского бога дождя Тлалока, так как многие народы Америки верили в то, что дождь, удобряющий землю, исходит из четырех сторон света. Мы обнаружим еще и других богов, когда станем рассматривать «Пополь Вух», книгу преданий народа киче, но трудно сказать, как глубоко они были связаны с богами майя на Юкатане, о которых нам мало что известно из преданий. Так что лучше рассматривать их отдельно, подчеркивая сходство там, где оно существует.

Политеизм майя

В целом, похоже, майя не были обременены столь обширным пантеоном богов, как науа, и их политеизм носит явно ограниченный характер. Хотя у них и существовал ряд божеств, чаще всего они были всего лишь разными формами одной и той же божественной силы — вероятно, местными ее формами. Различные племена майя поклонялись похожим богам, существовавшим под разными именами. Они признавали божественное единство в лице бога Хунаб Ку, который был невидим и превыше всех, но он не занимал в их мифологии более важное место, чем Прародитель всего сущего в других ранних верованиях. Солнце являлось великим божеством в религии майя, и мифы, рассказывающие о происхождении этого народа, связаны непосредственно с солнцем. Так как солнце приходит с востока, то и боги-герои, несущие культуру и просвещение, имеют восточное происхождение. Как Вотан, как Каб Ил (Чудодейственная рука), познакомивший людей с искусством письма и архитектуры, эти боги несут культуру народу солнца точно так же, как и Кецалькоатль.

Бог — летучая мышь

Зловещей фигурой, предводителем легиона тьмы у майя, являлся бог в образе летучей мыши Цоцилаха Чимальман, обитавший в Жилище летучих мышей, страшной пещере, расположенной на пути к обители смерти и тьмы. Он, без сомнения, был пережитком культа пещер в чистом и простом виде. «Майя, — пишет один старый летописец, — чрезмерно боятся смерти и облекли ее в особенно отвратительный образ». Ссылку на это божество мы найдем в «Пополь Вух», где он будет фигурировать под именем Камацоц, обитающий в непосредственной близости к Повелителям Смерти и Преисподней и пытающийся преградить путь богам-героям во время их путешествий по этим жутким царствам. Его изображения можно часто увидеть на барельефах Копана, и один из родов майя, ах-цоцилы, был назвал по его имени. По своему происхождению они были близки какчикелям, и, вероятно, он был их тотемом.

Боги, обозначенные буквами А, Б, В и Г

В Дрезденском и других кодексах бог под литерой А изображен в виде фигуры с обнаженным позвоночником, лицом, напоминающим череп, следами разложения на теле; весь его вид демонстрирует признаки смерти. На голове этот бог носит изображение улитки, символа рождения у ацтеков, возможно, для того, чтобы показать связь между рождением и смертью. На нем также изображена пара скрещенных костей. Иероглиф, сопровождающий эту фигуру, состоит из мертвой головы с закрытыми глазами, черепа и жертвенного ножа. Это символ календарного дня Сими, означающего смерть. Этот бог является покровителем запада, обители мертвых, куда они неизменно отправляются с заходящим солнцем. То, что это бог смерти, не может быть никаких сомнений, но имя его нам неизвестно. Возможно, он схож с ацтекским богом смерти и преисподней Миктланом и, может быть, является одним из тех Повелителей Смерти и Преисподней, которые приглашают героев принять участие в знаменитой игре в мяч, как об этом написано в эпосе киче «Пополь Вух», и потом держат их в плену в своем мрачном царстве.

Бог под литерой Б чаще всего встречается в рукописях. У него длинный усеченный нос, как у тапира, и в нем видны все признаки бога стихий. Он ходит по воде, владеет огненными вспышками и восседает на крестообразном дереве четырех ветров, которое так часто мелькает в мифах народов Америки. Очевидно, что это бог-сеятель или герой, так как его можно увидеть сажающим кукурузу, несущим инструменты и отправляющимся в путешествие — факт, устанавливающий его связь с солнцем. Фактически это Кукулькан или Кецалькоатль, и, изучая его, мы понимаем, что не может быть сомнений относительно этого тождества.

О боге под литерой В данных недостаточно, но он, очевидно, является богом Полярной звезды, так как в одном из кодексов изображен в окружении планетарных знаков и в нимбе из лучей.

Помеченный буквой Г — почти наверняка бог луны. Он изображен в виде старика с впалыми щеками и морщинистым лбом, на котором висит знак ночи. Его иероглиф окружен точками, изображающими звездное небо, за которым следует число 20, чтобы показать длительность лунного цикла. Как и большинство лунных божеств, он связан с рождением, так как иногда носит на голове символ улитки, олицетворяющей роды. Есть вероятность, что это Ицамна, один из величайших богов майя, которого считали прародителем всего сущего и который, наверное, был очень древнего происхождения.

Бог кукурузы

Бога под литерой Д идентифицировать не составит труда. В качестве головного убора он носит кукурузный початок с листьями. Фактически его голова возникла из обычных изображений кукурузного початка, так что мы можем сразу сказать, что это бог кукурузы, такой же как у ацтеков бог Сентеотль. Бринтон называет этого бога Гхананом, а Шеллхас полагает, что он может быть схож с богом Юм Кааш, чье имя означает Повелитель урожайных полей.

Большое сходство можно заметить между богами, обозначенными буквами Е и А, и считают, что последний напоминает ацтекского бога Шипе, бога человеческого жертвоприношения. Он украшен такими же черными линиями, проходящими по лицу и телу, которые символизируют зияющие смертельные раны.

Бог солнца

Мы можем быть уверены, что под литерой Ж нашли бога солнца. Его иероглиф представляет собой значок солнца, kin. Но нам следует быть осторожными и не путать его с такими божествами, как Кецалькоатль или Кукулькан. Он, как и Тотек у мексиканцев, является самим солнцем, а не посланником солнца, несущим людям цивилизацию, который покидает свое сияющее жилище, чтобы поселиться среди людей и познакомить их с ремеслами культурного бытия. Он само светило, чьей единственно приемлемой пищей является человеческая кровь и которого нужно кормить, постоянно поддерживая этот ужасный режим питания, или он погибнет, таща за собой мир людей в бездонную пропасть мрака. Поэтому мы не должны удивляться, видя, что иногда бог под литерой Ж носит символы смерти.

Бог, обозначенный буквой 3, видимо, имеет какое-то отношение к змее, но, каково оно может быть, неясно, и никаких определенных выводов сделать нельзя.

Под буквой И значится богиня воды, старуха с морщинистым коричневым телом и ступнями, похожими на когтистые лапы; на голове она носит вызывающую страх змею, свернутую в узел, служащий олицетворением воды, которая течет, извиваясь, подобно змее. В руках она держит глиняный горшок, из которого течет вода. Мы не можем сказать, что она похожа на мексиканскую богиню воды Чальчиуитликуэ, супругу Тлалока, которая была во многих отношениях божеством, делающим добрые дела. Богиня, обозначенная буквой И, кажется олицетворением воды в ее более страшной ипостаси наводнений и водяных смерчей, как неизбежно должно было бы казаться народу более знойных регионов Центральной Америки. А то, что ее считали посланницей смерти, видно по тому, что иногда она носит скрещенные кости бога смерти.

«Бог с украшенным носом»

Бог, значащийся под буквой К, в науке известен как «бог с украшенным носом». Возможно, он имеет близкое родство с богом под буквой Б. В отношении его никакие авторитетные мнения не совпадают. Кто-то считает его покровителем бурь, чей похожий на хобот нос, как у Кукулькана, должен символизировать удар стихии. Но мы замечаем определенные звездные знаки, связанные с богом К, которые доказывают, что в действительности он принадлежит к группе Кецалькоатля. Его черты постоянно встречались на дверных проемах и по углам разрушенных святынь Центральной Америки и заставили многих исследователей древности поверить в существование бога с головой слона, хоботоподобный нос которого является просто воронкой. То, что из него извергаются бури, показывает тщательное изучение pinturas. В то же время его нос мог быть смоделирован по образу хобота тапира. «Если бог дождя Чак отличается в рукописи майя особенно длинным носом, изгибающимся надо ртом, и если у других разновидностей бога дождя, к которым, кажется, принадлежит Балон Цакаб, нос расширяется и извергает стремительные потоки, то я полагаю, что в качестве модели был использован тапир, с которого был слеплен Чак, бог дождя у майя», — пишет доктор Селер. Что же, тогда бог под литерой К и есть Чак? Чак имеет все признаки сходства с мексиканским богом Тлалоком, лицо которого образовалось из колец двух змей, и его лицо с таким носом немного напоминает черты богов Б и К. Но опять же, мексиканские изображения Кецалькоатля совсем не похожи на изображения Тлалока, так что между Тлалоком и богом К не может быть сходства. Поэтому если мексиканский Тлалок и Чак у майя совпадают, а Тлалок отличается от Кецалькоатля, который, в свою очередь, совпадает с богом Б и К, то ясно, что Чак не имеет ничего общего с богом под литерой К.

Льюис Спенс Мифы инков и майя



Категория: Тайны истории | Просмотров: 331 | Материал подготовлен: http://planetatain.ru| Добавил: Solo | Теги: история
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

По этой теме смотрите:

Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Беседка


Последние комментарии











загрузка...