Пятница, 09.12.2016, 10:40
Привет, Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход | Контакты | Личные сообщения ()

Аномалии и феномены [126]Астрология,нумерология [266]Вокруг света [148]Гипотезы и версии [527]Загадки истории [365]
Здоровье,человек [323]Интересные факты [309]Йога,цигун,спорт [127]Космос,астрономия,НЛО [218]Люди и судьбы [103]
Наука [105]Новости и жизнь общества [162]Паранормальное [243]Практическая магия [171]Самопознание,психология [352]
Стихия,климат,экология [76]Тайны религий [128]Теории заговора,тайны планеты [119]Фильмы и видео [697]Фотоподборки [52]
Фэн-шуй [90]Цитаты и мысли [66]
НАША ПЛАНЕТА.МИР ВОКРУГ НАСНАША ПЛАНЕТАИЗ ЖИЗНИ.РУАРХИВФОРУМ ПЛАНЕТЫ ТАЙНПРАВИЛА
Меню сайта
загрузка...
НА ПЛАНЕТЕ ТАЙН
Аномальные зоны [97]
Астрономия и космос [319]
Археологические открытия [63]
Безумный мир [137]
В мире [79]
Гипотезы [1705]
Жизнь после смерти,реинкарнация [195]
Круги на полях [34]
Квантовый переход,вознесение [60]
Как выжить и спастись... [35]
Солнечная активность [34]
Непознанное и мистика [855]
Необъяснимые явления [967]
НЛО и инопланетяне [1269]
Природные аномалии [81]
Пророчества и предсказания,видения [557]
Стихийные бедствия и экология [134]
С миру по нитке [318]
Тайны истории [2182]
Теории заговора [223]
Ученые,эксперты,наука [399]
Флора и фауна [203]
Художественные фильмы [84]
Эзотерика,астральный мир [255]
Психология,здоровье [795]
Ченнелинг [136]
Чупакабра и неизвестные существа [74]
Календарь
Статистика

Онлайн всего: 10
Пользователей: 10
Сейчас комментируют: 0
Яндекс цитирования
МИР НЕПОЗНАННОГО

Главная » 2014 » Декабрь » 11 » Мировая наркомафия и банки.
00:14
Мировая наркомафия и банки.

В СМИ тема наркотиков сегодня популярна. Один из наиболее обсуждаемых аспектов проблемы – участие банков в «отмывании» «грязных» денег, получаемых наркодельцами.


В обмен за «отмывание» банки получают хорошие комиссионные. Внешне все выглядит так: банки и наркобизнес – просто две достаточно суверенные стороны взаимовыгодной сделки. Банки оказывают наркодельцам «услугу», точно также как они оказывают услуги промышленным и торговым компаниям, фермерам или гражданам. Более того, банки в такой схеме банки часто рассматриваются как некая пассивная сторона отношений. Сами банки пытаются доказать, что если они и оказываются вовлеченными в какие-то сделки с участием наркомафии, то это происходит по недосмотру, халатности и что они готовы быстро исправлять свои досадные «недочеты».

БАНКИ И НАРКОБИЗНЕС — НЕ ПРОСТО ПАРТНЕРЫ, А ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ

Недавно в "Guardian” (Великобритания) вышла статья «Global Banks Are the Financial Services Wing of the Drug Cartels»[i]. На русский язык ее можно перевести примерно так: «Международные банки являются подразделением финансового обслуживания наркокартелей». Статья очень интересная, информативная. Но уже в самом названии, с моей точки зрения, содержится все тот же «перекос»: в альянсе наркодельцов и банкиров последние якобы играют подчиненную, пассивную роль.

Из подобного представления об отношениях наркобизнеса и банков обычно делается следующий вывод: да, банки виноваты в «отмывании» «грязных» денег, они – пособники, но не главные участники «грязного» бизнеса. И, наконец, окончательное заключение в цепочке таких рассуждений: государству для борьбы с эпидемией распространения чумы наркомании главные силы надо направлять на борьбу с наркобизнесом, а борьба с банками-пособниками может осуществляться по «остаточному» принципу.

В реальной жизни так все и происходит. В центре внимания всех государств и международных организаций находится наркомафия. Под ней традиционно принято понимать группы организованной преступности, которые занимаются производством, переработкой, хранением, транспортировкой, оптовой торговлей и розничной реализацией наркотиков. Такие группы часто называют наркокартелями. На борьбу с наркомафией государства сегодня тратят баснословные деньги. В 1972 г., когда Р. Никсон объявил войну наркотикам, расходы из федерального бюджета США на эти цели были равны 110 млн. долл. А вот на 2013 финансовый год на программы по борьбе с наркотиками администрация президента Барака Обамы запросила почти 26 млрд. долларов США, что на 1,6% превысило ассигнования предыдущего финансового года. И это не считая миллиардов долларов, выделяемых на реализацию указанных программ на уровне властей отдельных штатов. Подробная расшифровка бюджетных ассигнований показывает, что банки в этих программах оказываются «за кадром». Подразумевается, что борьбой с «отмыванием» «грязных» денег от наркобизнеса должны заниматься органы банковского надзора. Т.е. прежде всего Федеральная резервная система США, которая не только не входит в состав органов исполнительной власти США, но и вообще является частной корпорацией.

В результате таких «перекосов» мы имеем следующую картину. По данным, приводимым директором Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) генералом Виктором Ивановым, государственные службы по борьбе с незаконным обращением наркотиков в среднем по миру изымают 10-15 % поставляемых на рынок наркотиков. В то же время из общего объема обращающихся в мире денег, получаемых от торговли наркотиками («наркоденег»), изымается не более 0,5 %[ii].

Для организации эффективной борьбы с чумой наркомании в мире необходимо преодолеть сложившиеся стереотипы в понимании того, что такое наркомафия. В ее состав необходимо включать банки. Причем не какие-то абстрактные банки, которые зарегистрированы в далеких оффшорах, а крупнейшие мировые банки. Все без исключения. Презумпция того, что мировые банки – «белые и пушистые», дорого обходится человечеству. Следует четко понимать, что мировые банки – полноправные члены наркомафии, занимающие в ее иерархии верхний уровень.

Фактически, на сегодняшний день завершилось сращивание крупного банковского капитала с наркомафией в традиционном понимании («наркокартелями», «наркосиндикатами»). Провести границу между мировыми банками и наркокартелями сегодня уже невозможно. Также как невозможно провести границу между «грязными» и «чистыми» деньгами. Значительная часть так называемых «чистых» денег также имеет наркотическое происхождение. Сложившемуся альянсу мировых банков и наркокартелей можно дать название «наркобанковская мафия», или «наркобанковский бизнес». Новый альянс приобретает поистине неограниченные возможности влиять на все стороны жизни современного общества: экономику (промышленность, сельское хозяйство, другие сектора реальной экономики и услуг), науку, образование и культуру, внутреннюю и внешнюю политику. Нынешнюю модель общественного устройства большинства стран мира принято называть «капитализмом». С учетом сказанного нами следует сделать уточнение: это «наркобанковский капитализм» (НБК).

Правильное понимание сущности современного капитализма необходимо для того, чтобы можно было выстроить эффективную стратегию и тактику борьбы с глобальной угрозой гибели человечества от наркотиков. В частности, резко усилить усилия по борьбе с банками как институтами организованной преступности. С целью установления над ними эффективного государственного контроля. Вплоть до полной национализации банков. Ликвидация наркобанковского капитализма позволило бы человечеству избавиться и от многих других социально-экономических проблем: экономических и финансовых кризисов, безработицы, социально-имущественной поляризации общества и др.

ИЕРАРХИЯ СОВРЕМЕННОЙ НАРКОМАФИИ

Наркомафия в широком смысле слова имеет три уровня.

Первый (низший) уровень – группы, которые находятся в самом начале и в самом конце цепочки движения наркотиков:

а) группы, которые занимаются организацией производства (выращивания и первичной переработки) наркотиков и их закупок у производителей;
б) группы, которые занимаются доведением наркотиков до конечных потребителей (розничный рынок).

Второй (средний) уровень – группы, которые имеют дело с крупными партиями наркотиков. Они занимаются конечной переработкой, упаковкой, хранением, транспортировкой (в том числе трансграничной) наркотиков, организацией оптовой торговли. Именно группы этого уровня принято называть наркокартелями и наркосиндикатами, а их руководителей – наркобаронами.

Что же такое наркокартель? Специалист по организованной преступности М. Гленни пишет: «Картель – это холдинговая компания, агломерация мелких и гибких мафиозных группировок, которые владеют теми или иными долями отрасли…в отличие от популярных представлений картель…сильно децентрализован»[iii].

В прошлом столетии наиболее крупные наркокартели базировались в Колумбии. Самые известные из них – картели Кали и Медельины (по названиям городов Колумбии). Чтобы был понятен масштаб деятельности наркокартелей, приведем информацию о картеле Кали, подготовленную в свое время американским Управлением по борьбе с наркотиками и относящуюся к 1990-м годам: «Ежегодная прибыль мафии Кали оценивается в пределах 4 – 8 миллиардов долларов; эта организация управляется как хорошо отлаженный бизнес, в котором лидеры мафии Кали принимают решения… для Колумбии и Соединенных Штатов. Они управляют своим международным предприятием посредством сложной системы из телефонов, факсов, пейджеров и компьютеров, располагая собственной разведывательной сетью, которая может поспорить с разведками большинства развивающихся стран. Наркобароны Кали контролируют аэропорт города Кали, сеть его такси и телефонную компанию. Они знают, кто приехал в Кали и кто оттуда уезжает, кто говорил с полицией и кто сотрудничал с американскими ведомствами правопорядка»[iv].

Следует обратить внимание на то, что название групп наркобизнеса (типа той, что базируется в Кали) «наркокартелями» не вполне корректно. Термин «наркокартель» скорее подходит к тем соглашениям, которые заключают несколько таких групп. Соглашения касаются, прежде всего, раздела рынков сбыта «товара». Те же колумбийские группировки договаривались о разделе рынка сбыта марихуаны и кокаина в Соединенных Штатах. Группировка Кали, в частности, согласно этим соглашениям, получила рынок Нью-Йорка[v].

Группы наркобизнеса типа картеля Кали или Медельина правильнее называть наркосиндикатами. В экономической и юридической литературе сложилось определение синдиката как объединения формально независимых предприятий, имеющих общую сбытовую деятельность. В Колумбии, Мексике, Афганистане, странах «Золотого треугольника», Южной Африке, других странах действуют группы, которые организуют выращивание и переработку наркотиков. Созданный «товар» они передают на реализацию общей конторе, которая осуществляет оптовые поставки «товара». Налицо классическая форма синдиката. А уже несколько синдикатов заключают картельное соглашение о разделе рынка сбыта. Каждая крупная страна (США, Великобритания, Германия, Франция и др.) представляет собой емкий рынок наркотиков, на котором орудует несколько синдикатов, договаривающихся о разделе этого рынка. «Голова» синдиката находится в стране реализации, а «хвост» — в стране производства «товара». Взять, к примеру, наркосиндикаты Афганистана. Главные их руководители находятся за тысячи километров от опиумных полей Афганистана – в Турции, странах Европы и даже Америки. Практически все наркосиндикаты представляют собой транснациональные организации.

Сегодня центры и трафики наркоторговли сильно изменились по сравнению с прошлым столетием. На первые роли в XXI веке вышли группы наркомафии в Мексике (кокаин) и в Афганистане (опиум и героин). Хотя группы и заключают картельные соглашения о разделе рынков сбыта, но эти соглашения постоянно нарушаются. Начинается борьба за передел рынков, которая превращается в самую настоящую войну[vi].

Третий (высший) уровень – группы, которые непосредственно не соприкасаются с «товаром».

Основными институтами, которые входят в состав третьего (высшего) уровня относятся банки, спецслужбы, СМИ. Все они имеют легальный статус. О банках и спецслужбах у нас будет еще особый разговор ниже. Но кроме них к третьему уровню относятся представители законодательной, судебной власти, ряда ключевых ведомств исполнительной власти. Эти институты и лица составляют плотно сплетенную сеть. Она выходит за границы отдельных государств, образуя мировую сеть. Созданию мировой сети очень способствовали начавшиеся три-четыре десятилетия назад процессы либерализации международного перемещения товаров, людей, капиталов, информации. То, что принято называть глобализацией. Фактически наркомафию можно представить как мировую наркокорпорацию, имеющую свои отделения и филиалы в разных странах мира.

На этом уровне решаются такие стратегические задачи, как:

а) «отмывание» наличных денег, полученных от реализации «товара»;
б) размещение доходов, полученных от реализации «товара», в различные сектора экономики;
в) обеспечение «прикрытия» текущих операций наркомафии на первом и особенно втором уровнях;
г) создание благоприятных условий для расширения наркобизнеса в разных странах.

drugsmafia02

Ранее мы отмечали, наркомафия имеет три иерархических уровня. На третьем уровне решаются такие стратегические задачи, как

1) «отмывание» наличных денег;

2) размещение доходов, полученных от реализации «товара»;

3) обеспечение «прикрытия» операций наркомафии;

4) создание благоприятных условий для расширения наркобизнеса в разных странах

МИРОВАЯ НАРКОМАФИЯ: СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ И ЕЁ РЕАЛЬНЫЕ ХОЗЯЕВА

О первой и второй задачах мы планируем рассказать в следующих наших публикациях.

Что касается третьей задачи («прикрытие» операций наркомафии), то для ее решения применяются такие методы, как:
— подкуп государственных чиновников, которые должны бороться с наркомафией (полиция, службы по борьбе с нелегальным обращением наркотиков, пограничные и таможенные службы и т.п.);
— внедрение в соответствующие государственные службы своей агентуры;
— поставки наркокартелям (группам второго уровня) оружия и т.д.

В рамках третьей задачи также могут проводиться акции по недопущению на оптовый рынок наркотиков новых конкурентов. Как отмечают эксперты, государственные службы в первую очередь перехватывают партии «товара» именно новых групп, которые хотят утвердиться на рынке. Оптовый рынок является олигополистическим, вход на него новых участников запрещен или крайне затруднен.

Четвертая задача предполагает очень широкий спектр действий:
— лоббирование законов, которые облегчают обращение наркотиков (вплоть до полной легализации потребления наркотиков);
— пропаганда наркотиков через средства массовой информации;
— снятие всяких ограничений на перемещение грузов, денежных средств и людей между государствами (под видом либерализации международной торговли и движения капитала);
— поощрение создания оффшорных центров (для облечения отмывания наркоденег);
— организация политического, экономического и военного давления на государства, которые пытаются организовать эффективную борьбу с наркобизнесом (такое давление часто осуществляется под прикрытием «борьбы с терроризмом») И т.п.

Ярким примером операций в рамках решения четвертой задачи является вторжение войск НАТО в Афганистан в 2001 году якобы для «борьбы с международным терроризмом». А на самом деле для того, чтобы организовать масштабное производство наркотиков (опия, героина). Накануне движение талибов, как известно, сумело в значительной мере сократить посевы опиумного мака на территории страны. За несколько лет пребывания вооруженного контингента НАТО в Афганистане производство наркотика увеличилось буквально в десятки раз, и Афганистан стал крупнейшим в мире производителем героина. Некоторые аналитики даже полагают, что «террористические акты» 11 сентября 2001 года были спланированы мировой закулисой, прежде всего, для того, чтобы дать «зеленый свет» резкому расширению наркобизнеса во всем мире под прикрытием вооруженных сил Запада.

Одним из государств, которые сегодня осуществляют эффективную борьбу с распространением наркотиков, является Иран. Он не только предотвращает распространение наркотиков внутри страны, но также активно борется с наркотрафиком, который проходит через его территорию из Афганистана и других стран Азии в Европу. По мнению ряда аналитиков, именно это является ключевой причиной того, что США нагнетают атмосферу напряженности вокруг Ирана (вплоть до вооруженной агрессии).

УПРАВЛЕНИЕ МИРОВОЙ НАРКОМАФИЕЙ

Третий уровень мировой наркомафии не является плоской сетевой организацией, он находится под управлением очень узкой группы людей. Их можно назвать мировой олигархией. Один из наиболее авторитетных исследователей мировой наркомафии Джон Коулман называет их «Комитетом трехсот», в который входят коронованные особы, банкиры, государственные и политические деятели – «избранные из избранных».

Он пишет: «От Колумбии до Майами, от «Золотого треугольника» до «Золотого полумесяца», от Гонконга до Нью-Йорка, от Боготы до Франкфурта торговля наркотиками, и в особенности торговля героином, — это большой бизнес, и он полностью, сверху донизу, контролируется несколькими самыми «неприкасаемыми» семьями в мире, и каждая такая семья имеет, по крайней мере, одного члена в Комитете 300. Наркоторговля – это не мелкая торговля на углу. Этот бизнес обеспечен большими деньгами и экспертами, чтобы его ход был гладким и беспрепятственным. Это в полной мере гарантирует отлаженный механизм, находящийся под контролем Комитета 300»[i]. Условием бесперебойного функционирования указанного «механизма» является то, что почти во всех странах мира у наркомафии имеются покровители в высших эшелонах власти: «Это огромная империя, которая торгует только героином и кокаином. В каждой стране ею всегда управляют с самых верхних эшелонов власти»[ii]. Хотя членам Комитета 300 принадлежат, или подконтрольны, крупнейшие банки, страховые компании, нефтяные и иные корпорации, торговые дома и другие предприятия, однако мировая наркокорпорация является главным их активом: «Фактически сегодня это крупнейшее самостоятельное предприятие в мире, превосходящее все остальные»[iii]. Эта наркокорпорация начала складываться еще в XVIII веке и существует до сих пор.

По мнению Дж. Коулмана, члены Комитета 300 управляют не только наркобизнесом, но и всем миром. Для этих «избранных», как отмечает Джон Коулман, наркобизнес не является конечной целью, а лишь средством достижения абсолютного мирового господства. Торговля наркотиками позволяет решать Комитету 300 такие задачи, как:

1) получение денег, которые удобно использовать для подкупа политиков, государственных деятелей, военных, представителей СМИ и других «нужных» людей;
2) эффективное управление сознанием и поведением людей с помощью наркотиков;
3) снижение численности населения Земли до требуемых уровней.

Еще раз подчеркнем, что ключевым институтом третьего уровня являются банки. Хозяева наиболее крупных из них входят в состав упомянутого «Комитета трехсот».

ИСТОРИЯ СРАЩИВАНИЯ БАНКОВ И НАРКОКОРТЕЛИ

Сращивание банков и группировок, занимающихся торговлей наркотиками, началось давно, примерно четыре столетия назад. В Англии это был альянс Британской Ост-Индской компании (БОИК), которая имела королевскую лицензию на торговлю опиумом в Индии и других колониях Короны, и первых английских банков. Среди них – Банк Англии, Банк Бэрингов, позднее – лондонский банк Н. Ротшильда и другие. Историю формирования альянса сначала в Великобритании, а затем в мире можно узнать из книги Джона Коулмана «Иерархия заговорщиков: Комитет Трехсот», которую мы выше уже цитировали.

Перенесемся в более близкие к нам времена. Вторая мировая война в достаточно осложнила возможности наркомафии. В середине ХХ века произошел развал Британской колониальной системы, активизировалось национально-освободительное движение в странах «третьего» мира, что нарушило сложившуюся международную торговлю наркотиками. В социалистическом Китае был нанесен удар по наркоторговле (которая там процветала до этого на протяжении более двух столетий). Экономические и финансовые обмены между странами сохранили серьезные барьеры, которые возникли еще во времена экономического кризиса и депрессии 1930-х гг. Наконец, страны социалистического лагеря практически полностью ликвидировали наркоманию на своих территориях.

Правда, в Западном полушарии (Северная и Южная Америка) наркомафия не понесла существенных потерь. Там банки активно оказывали «услуги» по «отмыванию» наркоденег. Например, в 1950 году получили огласку факты прямого участия американского банка Морганов («Морган гаранти траст») и Рокфеллеров («Чейз Манхаттан бэнк») в легализации средств крунейших международных наркосиндикатов с центрами в Кали и Медельине[iv]. Вместе с тем, банковская система в целом даже в западном полушарии в то время могла функционировать без опоры на наркобизнес.

В начале 2012 года бывший заместитель Генерального секретаря ООН и одновременно бывший директор Управления по наркотикам и преступности Антонио Коста дал интервью, в котором обозначил основные этапы формирования альянса банков и наркомафии в послевоенный период (четыре этапа)[v].

По его мнению, альянс банков и наркомафии начал складываться в 60-70-е гг. (первый этап). А. Коста отметил: «В то время мафиозные группировки держали на руках большую наличность, правда не такую большую, как сейчас, ввиду того, что международная преступность не достигала таких масштабов как сейчас. Это в основном относится к итальянской, североамериканской и ряду других преступных группировок, в которые был вовлечен узкий круг криминальных элементов».

Второй этап, по мнению А. Косты, начался с конца 70-х – начала 80-х гг.: «Затем наряду с прогрессирующим открытием границ, расширением связей и бизнеса в конце 70-х – начале 80-х организованная преступность, которая также пустила корни за пределами Италии, начала использовать банковскую систему для перевода счетов и перемещения денежных средств по всему миру».

Отмечу, что этот период приходится на годы, когда в США на полную мощность заработал денежный «печатный» станок (после демонтажа Бреттон-вудской валютной системы), начинается значительная либерализация международного движения денег (снятие ограничений на трансграничное перемещение капитала многими странами Запада), бурно растет мировой финансовый рынок, создаются оффшоры в разных точках мира. Государство начинает «уходить» из экономики (вспомним так называемый «тетчеризм» в Великобритании и «рейганомику» в США). Все это облегчило организованной преступности (в том числе наркокартелям) создавать свою международную финансовую сеть.

Третий этап А. Коста связывает с созданием экономически развитыми странами международной системы по предотвращению отмывания грязных денег. Масштабы такого отмывания стали угрожать внутренней стабильности стран Запада. Особую роль при этом он отводит созданному в это время такому институту, как Financial Action Task Force (FATF – группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег). А. Коста отмечает, что в это время удалось добиться зримых успехов в борьбе с отмыванием денег наркомафией: «Обладающая особыми полномочиями, FATF приступила к активным действиям…Эти особые полномочия начали потихоньку, медленно и с нарастанием, приводить, по крайней мере, в крупных финансовых институтах по двум сторонам Атлантики, к определенным положительным результатам. Как результат, отмывание криминальных денег через банковскую систему существенно сократилось». Данный этап в схеме А. Косты охватывает 90-е годы прошлого столетия.

Не могу полностью согласиться с тем, что последнее десятилетие прошлого века было периодом успешного наступления на мировую мафию. Локальные успехи действительно имели место. Многие страны, входившие в зону «золотого миллиарда» (страны-члены Организации экономического сотрудничества и развития) именно в 1990-е гг. приняли законы по борьбе с «отмывкой» денег[vi]. «Отмывка» наркоденег в некоторых странах Запада действительно уменьшилась.

Вместе с тем центры «отмывки» переместились в страны третьего мира, появились новые оффшоры, а в бывших странах социализма власти стали активно демонтировать системы государственного контроля за внутренними и международными финансовыми потоками.

Не следует забывать, что именно на 1990-е гг. пришелся пик так называемой «глобализации». За этим словом скрывалась полная либерализация торговых и финансовых связей стран, открытие своих границ для товаров, денег, информации и людей. Важной вехой глобализации стало создание в 1995 году Всемирной торговой организации (ВТО), которая получила мандат на окончательный демонтаж государственных границ. А каковы последствия этой глобализации? Сотрудники Интерпола дали короткий ответ: «Что хорошо для свободной торговли, то хорошо и для преступников»[vii]. Специалист по организованной преступности М. Гленни в своей книге «Теневые владыки: кто управляет миром» пытается донести в ней главную мысль: объединенный мировой рынок неимоверно усилил преступников. Вот лишь одна цитата, расшифровывающая этот вывод: «В конце 80-х годов Запад взялся за либерализацию свих финансовых рынков…Была отменена одна из главных прерогатив национального государства – суверенный контроль над входящими и исходящими финансовыми потоками. Возможно, корпорации еще сохранили символические связи с той или иной страной, и у них были излюбленные места для головных офисов, но теперь они стремились присутствовать и укорениться всюду, где это только было выгодно. И глобализация пошла полным ходом. В международном криминальном подполье захлопали открываемые бутылки с шампанским… Стремительный рост организованной преступности…оказался неразрывно связан с глобализацией, — ведь именно здесь, в огромных резервуарах международной банковской системы, смешивались ликвидные активы корпоративного мира и организованной преступности»[viii].

Также важно отметить: на стыке 80-х-90-х гг. прошлого века произошел развал СССР и социалистического лагеря. Для мировой наркомафии открылись захватывающие перспективы освоения новых рынков «товара». М. Гленни пишет: «Пока американский кокаиновый рынок приближался к точке перенасыщения, рухнул Советский Союз, и его падение стало для колумбийских картелей даром небес. Внезапно открылась возможность для процветания европейского рынка и путей, которые его питали»[ix]. Захват российского рынка мировой наркомафией в 1990-е гг. – крайне важная и обширная тема, выходящая за рамки данной статьи.

ПОСЛЕДНИЙ ЭТАП СРАЩИВАНИЯ

Четвертый этап начался примерно десять лет назад, он характеризуется нарастающим и угрожающим усилением альянса банков и наркомафии в международных масштабах, а предыдущие успехи национальных властей и международных организаций в борьбе с отмыванием грязных денег были сведены на нет. А. Коста: «Несколько лет спустя (2002-2003 гг.) подошла первая волна кризиса и банковская система, которая в результате глобализации неимоверно разрослась, вновь подверглась проникновению криминальных элементов. Контроль за отмыванием денежных средств, который эффективно осуществлялся в Европе и Северной Америке в 90-е годы, был значительно ослаблен из-за юрисдикции многих оффшорных зон, которая была более слаборазвитой. Это положило начало новому циклу проникновения криминальных денег». И далее А. Коста приводит пример американского банка Вачовия, который за период в три года сумел отмыть сумму почти в 400 млрд. долл. Мировой финансовый кризис, как отметил А. Коста, привел к еще большей консолидации банков и наркокартелей: «Финансовый кризис 2008 года поразил весь трансатлантический банковский сектор. Неликвидность в сочетании с банковским кризисом, нежеланием банков ссуживать деньги друг другу и так далее, предоставила прекрасный случай преступным структурам, которые получили огромную финансовую власть за счет денег, которые не могли быть отмыты через банковскую систему в более ранние годы. В 2008-2011 годах потребность в наличных деньгах банковского сектора и ликвидность организованной преступности предоставили экстраординарную возможность для проникновения организованной преступности в банковский сектор».

Говоря о сращивании наркокартелей и банков, следует отметить, что оно представляет собой процесс встречного движения. Банки мирового масштаба ищут наркоденьги по всему миру, предлагают наркобаронам свои «услуги» по отмыванию «грязных» денег и их последующему размещению в «белом» секторе экономики. Наркокартели, разрабатывая и проводя в жизнь свою инвестиционную политику, в качестве приоритетной сферы инвестиций рассматривают банковский сектор. Выше мы уже упоминали в качестве примера наркокартеля колумбийскую группу Кали. Миша Гленни пишет об этой группе: «Первой областью, в которую решил инвестировать картель Кали, стали банки. В 1974 году Картель создал и свой собственный – El Banco de los Trabajadores («Банк трудящихся») и стал выкупать доли в банках по всей Центральной и Южной Америке, имевших тесные связи с банками Нью-Йорка и Майами, в том числе в Manufacturer Hannover и Chase Manhattan»[x].

drugsmafia03

В предыдущих частях, посвященных сращиванию мировой наркомафии и банков, мы отметили, что первой из четырех стратегических задач наркомафии является «отмывание» денег, полученных от реализации наркотиков

КАК ПОНИМАТЬ «ОТМЫВАНИЕ» «ГРЯЗНЫХ» ДЕНЕГ

Термин «отмывание» денег (money laundering) впервые был использован в 80-х гг. в США применительно к доходам от наркобизнеса и обозначает процесс преобразования нелегально полученных денег в легальные деньги. Предложено много определений этого понятия.

Президентская комиссия США по организованной преступности в 1984 году использовала следующую формулировку: «Отмывание денег — процесс, посредством которого скрывается существование, незаконное происхождение или незаконное использование доходов и затем эти доходы маскируются таким образом, чтобы казаться имеющими законное происхождение».

В международном праве развернутое определение легализации («отмывания») доходов от преступной деятельности и перечисление видом и способов такой легализации содержатся в Венской конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 19 декабря 1988 года, оказавшей большое влияние на развитие соответствующего законодательства западных стран. Венская Конвенция ООН 1988 года признала в качестве преступления «отмывание» денег, полученных от незаконного оборота наркотиков. В то же время развитие организованной преступности привело к росту доходов преступных организаций, получаемых из других сфер преступной деятельности (работорговля, проституция, торговля человеческими органами, нелегальная торговля оружием, вымогательство, тайное размещение радиоактивных и других особо опасных веществ и т.п.). Часть этих доходов также стала подвергаться «отмыванию» и инвестироваться в легальную экономику.

Конвенция Совета Европы № 141 «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» от 8 ноября 1990 года признала преступлением действия, связанные с «отмыванием» денег, полученных не только от наркобизнеса, но и от других видов преступной деятельности. Статья 6 Конвенции определяет перечень правонарушений, связанных с «отмыванием» средств. Различия в законодательстве отдельных стран связаны, прежде всего, с определением перечня деяний, являющихся источником происхождения легализуемых средств. В законодательстве некоторых стран под определение «грязных» денег попадают все доходы, получение которых сопровождается любым нарушением уголовного права; в некоторых – только доходы, полученные в результате тяжких уголовных нарушений; в третьих странах, – даже доходы, связанные с нарушениями гражданского и административного права. В ряде стран в категорию «грязных» денег включаются также деньги, полученными в виде взяток (коррупция).

НЕКОТОРЫЕ ОЦЕНКИ «ГРЯЗНЫХ» ДЕНЕЖНЫХ ПОТОКОВ В МИРЕ

Наиболее полная картина о доходах организованной преступности в мире содержится в опубликованном в конце 2011 года докладе Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), который называется «Оценка нелегальных финансовых потоков, порождаемых торговлей наркотиками и другими видами организованной преступной деятельности»[1].

Общий оборот всех видов преступной деятельности в мире в 2009 г., по данным указанного доклада был близок к величине $ 2,1 трлн., что эквивалентно 3,6% мирового ВВП. В докладе содержится еще более узкая оценка, которая включает доходы транснациональной организованной преступности. К ней в докладе отнесены международная торговля наркотиками, контрафактной продукцией, людьми, человеческими органами, редкими видами животных, рыб, растений и деревьев, произведениями искусства и предметами культурного наследия, легким оружием.

За рамками узкой оценки остались доходы, которые, по мнению авторов доклада, связаны преимущественно с нелегальной деятельностью в рамках отдельных государств. Это доходы от мошенничества, разбоев, шантажа, хищений, рэкета и т.п. Обороты транснациональных преступных операций составили, по данным доклада, примерно $ 875 млрд., или 1,5% мирового ВВП. Среди видов преступной транснациональной деятельности на первом месте находится торговля наркотиками: на нее, по данным доклада, пришлось не менее половины всех доходов, т.е. в абсолютном выражении почти $ 450 млрд., или 0,75% мирового ВВП.

Наркобизнес действительно следует отнести к организованной преступности с высокой степенью интернационализации операций: более 90% всего «товара» потребляется за пределами стран, которые его производят.

Впрочем, в публикациях по вопросам мирового наркобизнеса встречаются и другие оценки оборотов торговли наркотиками. Самые консервативные оценки – $ 400 млрд., самые высокие – $ 1,5 трлн. Таким образом, цифру по доходам от наркобизнеса, содержащуюся в докладе УНП ООН, следовать рассматривать как весьма консервативную. Если в докладе ООН говорится, что на наркобизнес приходится примерно ½ всех доходов организованной преступности в мире, то данную оценку следует рассматривать как консервативную. В других источниках могут встречаться более высокие значения – 70% и даже выше[2].

Никакой другой отдельно взятый вид преступной деятельности даже близко не приближается к наркобизнесу ни по абсолютным объемам доходов, ни по рентабельности (норме прибыли). Например, ежегодные доходы от подпольной торговли людьми в мире, по оценкам Федерального бюро расследований США (ФБР) в середине прошлого десятилетия составляли $9 млрд.[4]. По оценкам Всемирного фонда дикой природы, объем нелегальной торговли дикими видами животных и растений в середине прошлого десятилетия был равен $ 6 млрд., а норма прибыли в этом бизнесе была на втором месте после наркобизнеса и составляла от 500 до 1000 процентов[5].

ОЦЕНКИ МАСШТАБОВ «ОТМЫВКИ» «ГРЯЗНЫХ» ДЕНЕГ В МИРЕ

Какова судьба денег, полученных от преступной деятельности? Часть «грязных» денег остается в «черной» экономике в виде расходов на оплату заработной платы находящихся в ее сфере работников, на оплату «товара» (тех же наркотиков, выращиваемых крестьянами), на закупку оружия и т.п. «Грязные» деньги при этом могут перетекать из одного сектора «черной» экономики в другой. Например, доходы от наркобизнеса могут инвестироваться в нелегальную торговлю оружием, проституцию, торговлю людьми и т.п. Однако большая часть «грязных» денег идет на «отмывку», которая может осуществляться как в той стране, где эти деньги получены, так и за ее пределами. В упомянутом докладе УНП ООН отмечается, что «отмывку» прошли более ¾ «грязных» денег, полученных от всех видов преступной деятельности и 2/3 «грязных» денег, полученных от транснациональной преступной деятельности.

Что касается уровня «отмывки» «грязных» денег, полученных от торговли наркотиками, то в литературе встречаются оценки от 60 до 80 %. В докладе УНП ООН применительно к доходам, полученным от торговли кокаином, этот показатель был определен в 62%. Примечательно, что уровень «отмывки» «грязных» денег, полученных оптовыми торговцами кокаина, был намного выше, чем уровень «отмывки» в розничной торговле: 92 и 46 % соответственно.

В этом нет ничего удивительного: суммы доходов оптовиков могут измеряться миллионами и десятками миллионов долларов, такие деньги надо куда-то инвестировать, а для инвестирования необходимы «чистые» деньги. Доходы отдельных участников розничной торговли на один или два порядка меньше. Значительная часть таких доходов идет на личное потребление (если это не очень крупные покупки), часть их возвращается в «черную» экономику. Розничные торговцы вообще существенную часть своих денег не выводят из «черной» экономики, «грязные» деньги там находятся в постоянном кругообороте. Подобного рода траты не требуют «отмывания» денег.

В докладе УНП ООН приводятся некоторые оценки, относящиеся к мировому кокаиновому бизнесу. Анализ цифр показывает, что:

1) подавляющая часть потребления наркотиков осуществляется за пределами стран, производящих эти наркотики;

2) за пределами этих стран образуется подавляющая часть всей прибыли от данного вида бизнеса;

3) существенная часть денег, получаемых от наркобизнеса, «отмывается» не в странах потребления наркотиков, а за их пределами.

По данным доклада, в 2009 г. объем розничных продаж данного вида наркотика составил $ 85 млрд., при этом валовая прибыль торговцев (оптовых и розничных) была равна $ 84 млрд. (т.е. прямые затраты на производство кокаина находились на уровне примерно в $ 1 млрд.). При этом подавляющая часть валовой прибыли была получена в Северной Америке ($ 35 млрд.) и странах Западной и Центральной Европы ($ 26 млрд.). На месте производства кокаина (Южная Америка, включая страны Карибского бассейна) было получено валовой прибыли в размере $ 3,5 млрд., т.е. всего 4% всей валовой прибыли от торговли данным видом наркотика в мире.

Страны Карибского бассейна – привлекательное место для «отмывки» «грязных» денег торговцев кокаином. По оценкам УНП ООН, в 2009 г. приток «грязных» кокаиновых денег в данный регион составил около $ 6 млрд. долл., или 2,3% совокупного ВВП стран региона. Причем из Северной Америки пришло $ 3,3 млрд., из Южной Америки – $ 2,5 млрд., из стран Западной и Центральной Европы – $ 0,2 млрд. Из сопоставления приведенных цифр видно, что примерно 10% валовой прибыли, полученной от реализации кокаина в Северной Америке, было «отмыто» в странах Карибского бассейна.drugsmafia04

Ранее мы говорили о том, что такое «грязные» деньги, и каковы масштабы их распространения и «отмывания» в мире. Ключевой особенностью «грязных» денег является то, что это – почти исключительно наличные деньги в виде бумажных денежных знаков. «Отмывание» «грязных» денег осуществляется как с участием банков, так и без их участия

Второй вариант предполагает, например, приобретение за наличные домов и других объектов недвижимости. Однако не во всех странах закон разрешает такие сделки. «Отмывка» денег через недвижимость практикуется преимущественно в странах, находящихся за пределами зоны обитания «золотого миллиарда».

Довольно широко для «отмывки» денег используется рынок золота. Значительные обороты торговли этим металлом осуществляются на «теневых» рынках. Приобретенное на таких рынках золото затем реализуется через подконтрольные мафии предприятия по добыче и аффинажу золота на «белом» рынке золота.

В ряде стран большое распространение получили анонимные финансовые инструменты – акции и облигации «на предъявителя». «Грязные» деньги могут использоваться для покупки таких бумаг с последующей их продажей и накоплением полученных денег на банковских счетах. Еще легче осуществлять «отмывание» с помощью таких финансовых инструментов, как деривативы (фьючерсы, опционы и проч.) – по той причине, что до самого последнего времени рынки деривативов (финансовых производных инструментов) слабо регулировались и контролировались (или вообще не регулировались и не контролировались) органами финансового надзора. После последнего финансового кризиса в экономически развитых странах были предприняты попытки «серые» рынки деривативов сделать «белыми», но до сих пор особого прогресса на этом направлении не видно.

Вариант «отмывания» с участием банков является более распространенным, особенно когда речь идет о крупных партиях денег, измеряемых десятками миллионов долларов. В первую очередь, к банкам и другим финансовым институтам за услугой «отмывания» обращаются оптовые торговцы наркотиками. Согласно данным доклада УНП ООН, из общего оборота «грязных» денег, получаемых от всех форм трансграничной организованной преступности, не менее 70% «отмывается» через финансовые институты[1]. Кроме банков эту функцию могут выполнять страховые компании, различные инвестиционные фонды, включая даже «благотворительные» фонды, которые получили большое распространение в США.

В данной статье мы не собираемся подробно описывать различные технологии «отмывания» денег банками. Отметим лишь некоторые особенности этого процесса.

Во-первых, часто «отмывание» бывает многоступенчатым, деньги проходят через цепочку, состоящую из несколько банков и иных финансовых институтов. Многоступенчатость гарантирует абсолютную «белизну» денег на выходе, хотя, конечно, такая схема сопряжена с дополнительными издержками. Считается, что полную гарантию может дать лишь такая схема «отмывки», которая предусматривает трансграничные операции с деньгами.

Во-вторых, прежде чем попасть в «стиральную машину» финансово-банковского сектора деньги обычно проходят предварительную «очистку» в различных небольших коммерческих учреждениях. Это: рестораны, казино, увеселительные центры, гостиницы, кинозалы и другие заведения, бизнес которых связан с наличными деньгами. В основном это учреждения, оказывающие разные «услуги»; фальсификация и имитация купли-продажи услуг намного проще, чем фальсификация и имитация купли-продажи товаров. Наличные деньги зачислятся на банковские счета коммерческих «отмывочных» организаций. В некоторых случаях банк оказывается на конце цепочки последовательного «отмывания», в которой участвует несколько компаний-однодневок. Каждая из таких компаний создается лишь для того, чтобы принять деньги и передать их следующему звену цепочки.

В-третьих, заведение в банковскую систему «грязных» денег осуществляется преимущественно в странах, которые не относятся к группе экономических развитых государств. На последующих этапах деньги попадают в банковскую систему Запада, а затем инвестируются в «белую» экономику. Во многих схемах «отмывки» важную роль играют банки и фирмы, находящиеся в оффшорных зонах, где, как известно, не только обеспечивается уход от уплаты налогов, но также полная конфиденциальность операций. Оффшорные структуры часто выступают посредническим звеном между западными банками и банками периферии мировой финансовой системы.

Для реализации указанной схемы ведущие банки Запада создают широкую транснациональную сеть своих учреждений – филиалов, дочерних и внучатых структур в таких регионах мира, как Центральная и Южная Америка, Западная Африка, Юго-Восточная Азия, Россия и другие государства бывшего социалистического лагеря. В литературе по транснациональным банкам (ТНБ) совершенно правильно говорится, что эти гиганты осуществляют свою экспансию в мире для завоевания кредитных и денежных рынков других стран. Но, к сожалению, почти никогда не упоминается такой мотив, как «отмывание» грязных денег. Понимая эту сторону стратегии и тактики ТНБ, можно понять, почему в странах периферии мирового капитализма не удается наладить эффективный банковский и финансовый контроль. Такой контроль противоречит интересам мировых банков и наркомафии.

М. Гленни в своей книге «Теневые владыки» приводит примеры того, как организован контроль за движением «грязных» денег в отделении американского Ситибэнк в небольшом государстве Дубае. Фактически там лишь создается видимость контроля. От больших денег банк никогда не отказывается. Автор книги, в частности, приводит рассказ преуспевающего предпринимателя Ранко Лукича (сербского происхождения), действующего преимущественно в «сером» секторе экономики. Когда Лукач впервые прибыл в Дубай и перевел $ 3 тыс. своему дубайскому адвокату из местного отделения Ситибэнк, то вскоре был изрядно потрясен. Предоставим слово Лукачу:

«Мне звонит какой-то агрессивный тип и спрашивает: «Какова цель этого денежного перевода?» Я говорю ему: это не ваше дело, это касается только меня и моего адвоката. Я был страшно изумлен: мне пришлось заполнить какую-то анкету, и только потом они перевели эти паршивые три штуки! Правда, «Ситибанк» — это американская компания.

Когда мне надо было отправить в банк в Эмиратах два перевода по 2 млн. евро, чтобы купить недвижимость вдоль проспекта Шейха Зайида, мне позвонили из банка и сказали: «Сообщите, пожалуйста, каково происхождение этих денег?» Я им отвечаю: это прибыли от моих табачных плантаций в Зимбабве! Они говорят «о`кей» и больше никаких вопросов не задают. Дело сделано! С чего им тут интересоваться, откуда я беру деньги? Будут задавать слишком много вопросов – ничего здесь не продадут!»[2]

Для «отмывания» «грязных» денег в 90-е гг. прошлого столетия в крупных западных банках стали создаваться специальные подразделения, оказывающие услуги private banking — частный бэнкинг (ЧБ). Услуги ЧБ предназначены для очень богатых клиентов, которые готовы размещать в банке суммы от миллиона долларов. В первую очередь такие услуги привлекательны для клиентов с «грязными» деньгами. Подразделения ЧБ получают деньги с клиентов за управление их счетами и предоставление специальных услуг, которые выходят за рамки обычных. Они включают советы по инвестициям, недвижимости, налогам, оффшорным счетам, разработку сложных схем по «заметанию следов» перемещения денег. Подразделения ЧБ обычно предлагают клиентам кодовые имена для счетов, концентрированные счета (сливающие деньги банка с деньгами клиента), которые маскируют движение денег клиента и оффшорные частные инвестиционные компании (ЧИК), расположенные в странах со строгими законами о банковской тайне.

В течение нескольких лет банковским и иным надзорным органам стран Запада удалось навести некоторый порядок в операциях ЧБ на территории США, Западной Европы, других экономически развитых стран. А вот на периферии мирового капитализма подразделения ЧБ по-прежнему остаются «дырой», через которую в мировую банковскую систему вливаются миллиарды «грязных» денег.

Кроме ЧБ, осуществляемого в филиалах и дочерних структурах ТНБ используется также «отмывание» «грязных» денег через систему «корреспондентских счетов» (КС). Такие счета позволяют заморским банкам вести дела и обслуживать своих клиентов – включая торговцев наркотиками и других организованных преступников – в местах, например, в США, где у них нет отделений и филиалов. Банк, зарегистрированный за границей и не находящийся в США, привлекает богатых преступников, желающих отмывать деньги в США. Не подвергаясь контролю в США и избегая высоких расходов на филиалы, банк открывает корреспондентский счет в одном из банков США. Таким образом, заграничные банки (называемые респондентами) и их клиенты-преступники получают многие или все виды услуг, предоставляемые большими банками США (называемыми банками-корреспондентами). В 2001 году скандальная история с массовым переводом «грязных» денег через корсчета ведущих американских банков стала предметом обсуждения в верхней палате Конгресса США. Пресса писала: «По данным сенаторов, в последние годы 12 оффшорных банков перевели через корсчета в американских банках миллиарды долларов. Среди банков, в которых, по мнению сенаторов, «отсутствует адекватная система контроля за отмыванием денег», были названы четыре из шести крупнейших банков страны: Citibank, J.P. Morgan Chase, Bank of America и First Union. Нынешние слушания будут посвящены практике ведения корреспондентских счетов и борьбе с отмыванием грязных денег, проходящих через банки США. Для Citibank слушания имеют особое значение в свете выявленных в последнее время подозрительных случаев в этом банке. Ни один другой банк мира не имеет столь широкой сети представительств. Руководители Citibank, а также некоторые аналитики говорят, что масштабная международная деятельность банка создает ему дополнительные проблемы в борьбе с нечистоплотными клиентами»[3].

(Кстати, очевидным отмыванием денег сефардов, включая и операции с наркотиками, занимался и «гизбар» Эдмон Сафра из «Republic National Bank of New York». Пока не погиб при весьма странных обстоятельствах, до этого на свою голову войдя в еще более сомнительный «бизнес» с ашкеназом Уильямом Браудером (William Browder), внуком провокатора-генсекретаря компартии США, владельца пресловутой Hermitage Capital, подставившим своего младшего подельника С.Магницкого.

Впрочем, это нужно спросить у выплывшего в связи со смертью Б.Березовского персонажа по имени Константин Кагаловский, который с 1980-х входил в ядро «гайдаровского кагала», где отвечал за «связи с мировым правительством», конкретно – с обществом «Монт Пелерин» и Институтом изучения коммунистических экономик в Лондоне, связанным с MI6. Он же стал первым представителем России при МВФ и ВБ, которые фактически осуществляли экономическую диктатуру в России в первой половине 90-х гг. И именно его жена Наталья Гурфинкель-Кагаловская участвовала в скандальном «деле Bank of New York» с «отмыванием российских денег» — в том числе «стабилизационного кредита» МВФ, пропавшего не без вероятного участия Браудера – прим.ред.)

Комментируя участие американских банков в «отмывании» денег через корреспондентские счета, Джеймс Петрас писал: «Многие крупнейшие банки Европы и США в финансовых центрах служат корреспондентами для тысяч других банков. Большинство оффшорных банков, отмывающих миллиарды для клиентов-преступников, имеют счета в США. Некоторые из крупнейших банков, специализирующиеся в международном переводе денег (центральные денежные банки), переводят до триллиона безналичных долларов в день. В июне 1999 года пять крупнейших корреспондентских банковских холдингов в США держали на балансе свыше 17 миллиардов долларов, общая сумма корреспондентских балансов 75 крупнейших КБ США составляла 34,9 миллиардов долларов. Для преступников-миллиардеров корреспондентские банки важны тем, что они предоставляют доступ к международной системе перевода денег – это упрощает быстрый перевод денег через границы и внутри стран. По последним оценкам (1998 года) – в 60 оффшорных зонах по всему миру зарегистрировано около 4000 оффшорных банков, которые контролируют приблизительно 5 триллионов долларов»[4].

Тот же Джеймс Петрас в 2011 году по истечении десяти лет после цитировавшейся выше публикации признает, что ситуация с отмыванием грязных наркоденег банками Уолл-стрит стала еще более катастрофической: «Практически каждый крупный банк США за последние 10 лет оказался задействован в отмывании сотен миллиардов долларов наркоприбылей… Наркоприбыли… обеспечиваются и охраняются способностью картелей отмывать и переводить на счета миллиарды долларов, используя для этого американскую банковскую систему. Масштабы и охват сотрудничества американских банков с наркоторговцами оставляют позади любой другой вид деятельности банковской системы… Любой крупный банк в США являлся крупным финансовым партнером преступных наркокартелей – Bank of America, Citibank, JP Morgan, а также иностранные банки, работающие в Нью-Йорке, Майами, Лос-Анжелесе и в Лондоне»[5].

Продолжение следует…

Валентин Катасонов
по материалам сайта Империя



Категория: Теории заговора | Просмотров: 640 | Источник: http://imperiya.by/| Материал подготовлен: http://planetatain.ru/| Добавил: Solo | Теги: наркомафия, мировая, банки.
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

По этой теме смотрите:

Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Беседка


Последние комментарии











загрузка...