Суббота, 28.11.2020, 22:37
Привет, Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход | Контакты| Личные сообщения ()

Аномалии и феномены [2711]Астрология,предсказания [1791]Вокруг света [923]Гипотезы и версии [2479]Загадки истории [3333]
Здоровье,человек [1981]Интересные факты [3491]Космос,астрономия [1763]Люди и судьбы [884]Наука и технологии [831]
Новости и жизнь общества [2743]Паранормальное [1391]Практическая магия [857]Прогнозы ученых, исследования [837]Самопознание,психология [1827]
Спорт и йога [358]Стихия,климат,экология [2535]Тайны религий [401]Теории заговора,тайны планеты [648]Уфология и НЛО [971]
Фильмы и видео [3753]Фотоподборки и смешные кадры [1295]Фэн-шуй [192]Цитаты и мысли [551]Частное мнение [522]

НАША ПЛАНЕТАВТОРАЯ ПЛАНЕТАИЗ ЖИЗНИ.РУФОРУМГЛАВНАЯ ПРАВИЛА
Меню сайта



Статистика

Онлайн всего: 15
Пользователей: 15
Сейчас комментируют: 0

Яндекс цитирования


Календарь

Главная » 2012 » Октябрь » 27 » Как тайное делали явным
20:06
Как тайное делали явным

У нас журналисты бранятся именем романтик,
как старушки бранят повес франмасонами и волтерианцами
- не имея понятия ни о Вольтере, ни о франмасонстве.
А. С. Пушкин*

 

Все познается на сравнении. Чтобы заглянуть в тайны церковной иерархии, в самые ее недра, мы решили пойти через сопоставление от противоположного полюса, от тех, кого священнослужители считали своими заклятыми врагами. В буллах римских пап, в разоблачительных церковных манифестах тайные общества масонов, алхимиков, розенкрейцеров определялись как армия Сатаны, как организации низких, подлых, развращенных людей, объединявшихся для того, чтобы подрывать авторитет Церкви и разрушать христианскую мораль общества.

Борьба с ними была бескомпромиссной. К смертным казням за принадлежность к братству масонов приговаривали даже в конце XVIII века, как это было видно на примере Калиостро.

Суд инквизиции обвинил графа в том, что он был масон и чародей, занимавшийся запрещенными изысканиями; в том, что высмеивал святую веру Римско-католической церкви; в том, что обладал большими суммами денег, полученных неизвестными способами.

Смерть за то, что масон. Смерть за то, что изучал то, что церковью было запрещено изучать. Смерть за то, что владел деньгами, происхождение которых было непонятно. По мнению церкви, такой человек не должен был жить, его непременно нужно было убить. И к смерти приговорили, несмотря на то, что мрачные средние века были уже в далеком прошлом.

После того, как приговор был зачитан, все документы графа, дипломы от иностранных дворов и обществ, масонские регалии, семейные реликвии, инструменты, книги, в том числе его собственные книги по истории масонства, были с особой торжественностью сожжены палачами на площади пьяцца делла Минерва при большом скоплении народа.

Все, абсолютно все, что могло хоть в какой-то мере оправдать графа в глазах потомков, было уничтожено.
Так поступает настоящее следствие? Если оно судит справедливо, то для чего нужно уничтожение всех улик?
То же самое произошло с документами процесса по делу тамплиеров. Генри Чарльз Ли писал, что большинство протоколов судебных заседаний, а также церковного собора, решавшего судьбу храмовников, бесследно исчезли, "утеряны".
_______
*Собрание сочинений в 3-х томах, М.: 1985.

Если один из главарей масонов, "дьяволопоклонников", граф Калиостро был осужден справедливо, то почему бы его документы, книги, регалии не сделать открытым свидетельством против него? Почему не выставить их на обозрение общества, чтобы все увидели своими глазами, какие страшные, безнравственные идеи провозглашались этими заговорщиками в их секретных бумагах? - Что они планируют захватить и поделить весь мир, что они хотят всех отвратить от христианской веры, что скрывают под своей благородной маской просветителей коварные и алчные намерения, сатанинские ритуалы и преступления.

Но все улики, все бумаги и документы, все, что связывало Калиостро с миром людей и с Братством, было уничтожено. И теперь историки, составляя энциклопедии, могут писать о том, что он проходимец и авантюрист, прятавшийся за покровом тайны.

Спрашивается, зачем церкви нужно было уничтожать улики?

Очевидно, было что скрывать, прятать от современников и потомков. Те подлинные мотивы, цели, принципы, на которых строилось первоначальное подлинное масонское братство. Те принципы, которые еще с древних времен были положены в основу Адептства, в основу тайных обществ, руководимых Братством Посвященных Востока.

После того, как многое из истории и практики Братства было опубликовано Блаватской, появилась возможность получить представление об этом. Можно рассмотреть самые простые из условий, которые требуются от человека для вступления на путь изучения тайной Науки*, сравнить их с принципами морали иезуитов, чтобы обозначилась ширина пропасти, разделявшей эти два братства адептов.

Если человек хочет под руководством одного из Учителей изучать Науку практического оккультизма Востока, он сначала должен пройти особый подготовительный этап. Несколько правил будут предложены ему, и все они должны будут стать для него руководством на каждый день:

Место подготовки к обучению и самого обучения должно быть свободно от негативных пространственных наслоений чьих-то мыслей, чувств и поступков. Оно будет чистым, новым и никогда не должно оскверняться ни одной эгоистичной или чувственной мыслью.

Предписывается полное отстранение от всякой мирской суеты.

Прежде, чем ученик предстанет лицом к лицу с Учителем, он должен приобрести некоторые предварительные познания в сообществе с несколькими другими, такими же, как он, учениками.

Ученик должен полностью освободить свой ум от каких бы то ни было негативных мыслей, от всех помыслов и чувств, противопоставляющих его кому бы то ни было в мире.

Необходимо полное освобождение от ощущения различия между собой и товарищами, от любых побуждений соревновательности. "Я - самый мудрый", "Я - более свободный", "Я - более успешный, духовный, полезный Учителю" - эти и им подобные мысли навсегда должны остаться в прошлом как одни из самых губительных иллюзий и заблуждений.

Учась вместе с другими учениками, кандидат на Посвящение должен стать для них братом, притом не внешне, формально, а со всей искренностью и чистосердечием. Огорчения и радости, успехи и неудачи отныне должны быть для них общими, и вместе они должны быть как пальцы на одной руке - неразрывно связанными в гармоничном духовном созвучии.
_______
*Блаватская, статья "Практический оккультизм".

Вместе группа учеников через такую гармонизацию достигает состояния, подобного тонко настроенному музыкальному инструменту. Это потребуется для практической работы с ними Учителя.

Ученик должен опасаться лишь внешнего соприкосновения с кем-то, влияния магнетических эманаций чужих тел, вещей, бытовых предметов. У него своя посуда, свои предметы обихода. Это необходимо для наилучшего выявления индивидуальной энергии ученика.

Слияние и гармония с товарищами в духе, но отстраненность телесная.

Для достижения этой чистоты служит и диета, полностью исключающая животную пищу. Эманации умерщвленных животных не должны примешиваться к магнетизму ученика. И конечно, не должно быть никаких влияний на тело и психику, подобных алкогольному или опиумному отравлению.

Эти условия, абсолютное целомудрие, чистота телесная и душевная, соблюдаемые ежедневно в течение долгих месяцев, а чаще - лет, дадут ученику шанс вступить на путь практического тайного Учения Востока. И по сравнению с его опасностями и трудностями все эти предварительные правила покажутся ему легким развлечением.

То, что на Западе считается самой святостью, на Востоке, в науке Йогов, есть лишь первый шаг на пути совершенствования, предварительное условие перед отправлением в океан Науки.

Если от этих подготовительных правил ученичества, от вершин Востока теперь спуститься в мир европейской цивилизации к тамплиерам, алхимикам, розенкрейцерам, то можно понять, где, в чем был тот пример, который вдохновлял этих рыцарей и ученых. Они бесстрашно шли на костер, не открыв палачам ни одной тайны своих наставников. Они знали, что там, на Востоке, есть гиганты духа и воли, хранители древней мудрости. Знали, что жизнь и наука Учителей неизмеримо выше и труднее, чем уставы и обеты их рыцарских орденов и тайных братств.

Есть свидетельство о том, как побывал в одном из гималайских центров Учителей сотрудник Блаватской индус Дамодар, молодой человек, доказавший делом свою преданность Братству.

Очевидцы, члены Теософского общества, вспоминали, как однажды он пропал бесследно из того места, где жил, и появился перед своими товарищами только через три дня, но таким изменившимся, что они не сразу признали его. Это был как будто другой человек. Он уходил бледным, хрупким, тонко сложенным юношей, робким и застенчивым, а когда вернулся, выглядел уже энергичным, сильным и мужественным человеком, обретшим спокойную, несломимую волю и уверенность в себе. Даже бронза его лица, как заметили его друзья, стала несколькими оттенками темнее. Дамодар рассказывал:

"Мне посчастливилось быть позванным и получить разрешение посетить святой Ашрам, где я провел несколько дней в благословенном обществе нескольких Махатм Химавата и Их учеников. ... К сожалению, в высшей степени личный характер моего посещения этих трижды благословенных мест не позволяет мне рассказать об этом больше. Достаточно и того, что место, которое мне было разрешено посетить, находится в Гималаях, а не в какой-нибудь фантастической Стране вечного лета, и что я созерцал своего Учителя, будучи в своем физическом теле, и Он был совершенно таким же, каким я видел Его в первые дни моего ученичества..."*

О самой Елене Петровне Блаватской, основателе Теософского общества, не будем приводить никаких биографических данных, никаких свидетельств ее родственников, друзей, знакомых, чтобы не создавать у читателя иллюзии осведомленности о жизни этого невероятного человека. Нужно или приводить их все, или не брать вовсе. Ее судьба могла бы послужить основой для написания захватывающего многотомного романа, но нужен настоящий писатель, способный предпринять такой труд. Писатель честный, искренний и непредвзятый, который не побоится поставить на карту свою репутацию, свое имя, потому что писать в наше время о ней - это значит самому приобщиться к пантеону "авантюристов", к которым причислены такие люди как Калиостро, Сен-Жермен и полковник Олькотт, ближайший сподвижник Блаватской. Такая "канонизация" неизбежно затронет любого, кто возьмется восстановить честное имя этой великой женщины.

По этому поводу как автор попрошу у читателя предварительно прощения и один единственный раз напишу несколько строк от своего лица, вырвав повествование из общего последовательного потока событий и переместившись в наше время, из века девятнадцатого в век двадцать первый.

Иногда повседневные происшествия, даже самые малые, доносят до нас суть чего-то масштабного, широкого, что происходит в настоящий момент. Того, что, может быть, уже закладывает какие-то глобальные события будущего. В тот день 16 апреля 2002 года я поразился своей неосведомленности о происходящих переменах и движениях в духовной жизни общества.

Я встретил старого знакомого, с которым не виделся, может быть, года два. Он преподает биологию в одном из высших учебных заведений. Заговорили о мелочах, о переменах в жизни друг друга, и тут он поделился со мной одним свежим впечатлением:

- Недавно по каналу "Культура" показали передачу про Блаватскую. Вообще!
- Что "вообще"? - спрашиваю, - Что показали?
- Такое показали! Это надо было видеть!
- А что показали-то?
- Ее показали. Съемки про нее. Кадры, как она бесновалась. Про ее одержимость...
Честно говоря, меня бросило в жар от таких открытий. Я не знал, с какой стороны подступить к собеседнику со следующими вопросами. Стал вспоминать, когда же умерла Блаватская (1891), и когда появился первый в истории кинофильм, снятый братьями Люмьер (1895). Говорю ему об этой нестыковке во времени "фактов", показанных по телевидению.
- Она же жила и умерла еще до того, как появилось кино. Как ее могли снимать?
- Ну все равно, если даже это не настоящие съемки, я тебе могу привести сто доказательств, что она была одержимая!
- Приведи.
_______
*Five Years of Theosofy. L., 1885, с. 456-7. Цитируется в "Братстве Грааля" Рихарда Рудзитиса.

- Ты ходишь в церковь? Сейчас в православной церкви продают много полезной литературы. Есть хорошие книги. Такие-то, например. Там все подробно написано про Блаватскую, про Рерихов.
- Что написано?

- Как все эти масонские заговоры против России готовились. Все это наркотик для русского народа - Блаватская, Рерихи...

Я понял, что дальнейший разговор можно было вести только предметно, с этими книгами в руках, иначе это был бы уже спор эмоций, а не доводов, и мы распрощались, договорившись когда-нибудь встретиться для серьезного общения.

Казалось бы, какая разница? Ну изобразил кто-то кого-то в неприличном свете и выдал это за чистую правду, мало ли в наше время поливают грязью друг друга. Но во мне все кипело. Это было умопомрачительно - вранье в таком масштабе.

Почему, для чего, кому понадобилось так тщательно, профессионально и с размахом, втаптывать в грязь имя человека, жившего больше века назад и еще при жизни сполна глотнувшего клеветы в свой адрес? Кто-то финансировал организацию режиссерской постановки, платил актерам, гримировал под Блаватскую, продвигал этот спектакль на телевидение, и все это только для того, чтобы создать у зрителя впечатление о ней как об одержимой демонической личности. Хотя, если вдуматься, такое впечатление создали у миллионов людей, смотревших эту передачу. И если они не читали ни одного настоящего свидетельства о ней, то это впечатление и стало для них единственно верным представлением.

Если цитировать биографов, друзей Блаватской, приводить эпизоды из ее жизни и даже всю ее биографию, то это не опровергнет клеветы, накопившейся вокруг ее имени. Потому что клевета строится на добавлении в биографию человека каких-нибудь "пикантных" или диких подробностей. Эти подробности преподносятся читателю или зрителю как детали жизни, о которых биографы как будто умалчивают из хороших побуждений.

Наверняка читатель слышал, что создатель Теософского общества - "мадам Блаватская" - авантюристка, фокусница и медиум, собравшая вокруг себя многих обманутых поклонников. Может быть, читатель слышал, что она - "хронический наркоман". Может быть, читатель даже осведомлен, что она - "мать многих внебрачных горбатых детей". Такое о ней пишут в серьезных изданиях, таких как, например, книга английских авторов "Мудрость древних и тайные общества", посвященная истории оккультизма и тайных братств.

Смысл рассуждений об оклеветанном, превращенном в пугало человеке прост:

Если это сама "мадам Блаватская", исчадие ада, то какие у нее могут быть дети? Только внебрачные и только горбатые. Почему внебрачные? Потому что вообще неизвестно про каких бы то ни было ее детей. Почему горбатые? Потому что так интереснее.

Чтобы еще больше впечатлить общество, такие "детали жизни" придумываются снова и снова, то доходя в своем апогее до полного маразма, то опять возвращаясь к изобретению утонченных продуманных "версий".

Это один из признаков нашего времени. Людей, заявивших о себе в истории, начинают разбирать по косточкам и перемывать. Если не удается найти душевных изъянов, то выискиваются изъяны телесные. Начинается та жуткая анатомия, от которой, по выражению Гоголя, бросает в холодный пот.

Появляются научные исследования, посвященные, например, физиологическим отклонениям в теле Жанны д'Арк. Со всей тщательностью рассматриваются особенности ее месячных и устройство ее влагалища*. Делаются выводы, что все великие люди были не без изъяна, что гениальность - обратная сторона каких-нибудь генетических отклонений. И утверждается, что через такие поиски истины человечество придет к лучшему пониманию самого себя. Само собой разумеется, что автор в своих сочинениях скромен и не претендует на гениальность, ведь не хочется быть генетическим мутантом?

Тот же автор в одной из статей наградил американца полковника Олькотта эпитетом "самая мрачная личность XIX столетия", сделав это мимоходом, невзначай, никак не обосновывая. Зачем обосновывать, главное, чтобы читатель знал "правду": даже Джек Потрошитель был куда безобиднее для общества, чем добродушный весельчак и романтик Генри Олькотт.

Только хотя бы один такой "исследователь" объяснил бы с помощью фактов и логики, в чем перед ним виноваты эти люди, герои.

Генри Олькотт рассказывает, как произошла его первая - лицом к лицу - встреча с Учителем. Американец удостоился встречи с одним из тех, о ком в Индии думают и говорят с благоговейным почтением:

"Я повернул голову, и от изумления книга выпала у меня из рук: надо мной возвышалась статная фигура жителя Востока, в белом одеянии и янтарно-желтом полосатом головном платке или тюрбане, вышитом шелком. Длинные, черные как смоль волосы ниспадали из-под тюрбана до плеч; его черная борода, разделенная по обычаю раджпутов у подбородка, вилась по краям и доходила до ушей; в глазах горел огонь духа: глаза, взгляд которых был одновременно приветливым и пронизывающим, - глаза наставника и судьи, но с любовью отца смотрящие на сына, которому нужен совет и руководство. Его облик был столь величественным, настолько преисполненным нравственной силы, столь лучезарно духовным и настолько превосходил обычного человека, что я почувствовал себя смущенным в Его присутствии; я преклонил голову и опустился на колени, как это делают перед Богом или существом, подобным Богу. Его рука слегка коснулась моей головы, мягкий, но сильный голос велел мне сесть, и когда я поднял глаза, Посетитель уже сидел на стуле по ту сторону стола. Он сказал, что пришел ко мне в критический момент, когда я нуждаюсь в Нем; что к этому привели меня мои действия; что только от меня самого зависит, будем ли мы часто встречаться в этой жизни как сотрудники общего блага; что большая работа должна быть выполнена ради человечества и что я имею право участвовать в ней, если пожелаю; что таинственная связь, которую сейчас не время объяснять мне, свела вместе меня и мою единомышленницу, - и эту связь нельзя разорвать, какой бы напряженной она временами ни была. Он рассказал мне о некоторых вещах, касающихся Е. П. Б. [Блаватской], - их я не в праве повторять, - а также обо мне самом, что не имеет отношения к другим. Я не могу сказать, как долго он оставался: возможно, полчаса, а может быть и час, - мне это показалось одной минутой, так мало я замечал ход времени. Наконец Он поднялся. Я был изумлен Его высокому росту и странному сиянию, исходившему от Его лица, - это был не наружный блеск, но мягкое свечение, так сказать, излучение внутреннего света - света духа. Внезапно мне на ум пришла мысль:

"А что если все это лишь галлюцинация? Что если это Е. П. Б. загипнотизировала меня? Вот если б у меня остался какой-нибудь вещественный предмет, который бы подтвердил, что Он действительно был здесь; что-нибудь такое, что можно было бы подержать в руках после того, как Он уйдет!" С доброй улыбкой Учитель, как будто читая мои мысли, размотал "фехту" со своей головы, благожелательно поприветствовал меня на прощанье и - исчез: стул его был пуст; я был один в своем душевном волнении! И все же не совсем один, ибо на столе лежал вышитый головной платок - вещественное и прочное доказательство, что меня не околдовали и не сглазили физически, но что я находился лицом к лицу с одним из Старших Братьев человечества, с одним из Учителей нашей нерадивой незрелой расы"*.

Одного из посланников Братства мы встретили уже в начале второй главы. Даже не одного, а двух. От этой встречи началось наше путешествие в мир древности и, одновременно, в сказку непризнанной, сокрытой истории.

Таинственный парламентер пришел к папе Льву XIII, главе римско-католической иерархии, передав ему некое слово. Состоялась их встреча, и судьба Калиостро была решена.

Его, того, кто был ненавистным врагом церкви, масоном, было приказано помиловать и отправить для содержания в особый замок, откуда он бесследно исчез, заставив палачей придумывать о его смерти разные туманные версии.

Это был один из эпизодов борьбы, противостояния иерархов Ватикана и Братства Посвященных.

Калиостро, один из Братьев, был взят в плен. Чтобы это не выглядело как проявление настоящей войны, все было обставлено как суд над опасным еретиком. Приходилось считаться с условностями государственного устройства, с законами, придуманными масонами, вольнодумцами-реформаторами. Ведь нельзя же было просто так схватить и казнить человека в просвещенной Европе. Невозможно было заявить обществу: "На войне как на войне, мы хотим уничтожить адепта из противоположного лагеря, смотрите, как это делается". Нужен был хоть какой-то предлог, и тогда, как и сотни лет назад в разоблачениях тамплиеров, розенкрейцеров и других "язычников", выдвинули обвинения, которые были пустыми как выеденное яйцо, но задевали чувство ненависти и страха человека перед неизвестным. Очевидцам процесса объявляли: граф Калиостро - масон, это принадлежность к тайным еретикам, нечистям, это очень страшно; он занимался запрещенной наукой, это вдвойне страшнее, потому что никто не знает, какое зло, какое чудовище выйдет из колбы этой науки и набросится на бедное человечество; он высмеивал веру нашу, а значит, и веру вашу, насмехался над всеми вами; он владел непонятно откуда взявшимися деньгами, а вдруг он с помощью своих наук наделает столько денег, что купит власть во всем мире и подчинит себе всех?
_______
*Рудзитис Р., "Братство Грааля" / Bregdon C. Episodes from an Unwritten History. Rochester, 1910, с. 21-3.

Прикрытие настоящих причин - противостояния, борьбы - было создано, и никого уже не интересовало, что многие и многие в то же самое время могли заниматься теми же науками, не опасаясь никакого наказания и преследования за это.
Как было уже много раз, можно было, подготовив общественное мнение, сформировав его, направив в нужную сторону, уничтожить еще одного воина из армии врага. Но вдруг появился таинственный парламентер, и прозвучало загадочное слово, которое заставило главу иерархии магов признать силу противоположной стороны.

И все-таки победа церкви была налицо. Кто теперь знает что-нибудь хорошего о Калиостро? Кроме слухов и версий, подозрений и клеветы от него не осталось ничего. Только "авантюрист".

Как после этого верить, что он был причастен к Братству Посвященных? Как после этого не поверить в другую версию - что Братство Посвященных на самом деле сборище обманщиков и проходимцев, прикрывавшихся таинственностью и дешевыми фокусами? Как после этого не верить, что масонство - одно сплошное надувательство честных людей, справедливо заслужившее осуждение Церковью? Как после этого не верить во все эти версии сразу?

Подобное повторилось позже, с другим посланником Братства.

Еще до того, как открыто заявить о своих связях с Братством Посвященных, Блаватская получила одно очень выгодное предложение. В то время она была уже известна своими феноменальными способностями, и однажды к ней явился человек Ватикана, чтобы передать просьбу папы римского: используя мощные гипнотические способности обратить в католическую веру одно высокопоставленное лицо в Египте. Взамен она получила бы признательность папы и пожизненное покровительство со стороны Церкви.

Посредник папы с треском был выставлен за дверь. Пришлось долго успокаиваться после такой новости. Но это было признанием силы со стороны одного из самых крупных сообществ магов. Впрочем, признание, не обещавшее ей ничего хорошего.

Отныне она вышла из тени и стала открытой мишенью для слухов, "версий" и "разоблачений".

Запустили этот процесс наши старые знакомые - иезуиты. Тайный орден, созданный специально для таких "спецопераций". С него потом будут брать пример разведслужбы и спецслужбы, рыцари плаща и кинжала, овладевая инструментами интриг и заговоров. У спецслужб будет идея служения своему государству или своему правительству, или самим себе, но у "воинов Иисуса", как себя называли иезуиты, была другая идея, другие побуждения. Их правила говорили о том, что не нужна никакая "вера в Иисуса Христа, во все догматы веры и десять заповедей". Главное - служение могущественному невидимому покровителю, на связь с которым можно выходить через магические ритуалы и призывание Семи.

Самые мощные средства интриги те, которые выглядят невинными, неуклюжими и не привлекают особого внимания. Это раньше изобретали яды, способные убивать нанесенными в ничтожном количестве на одежду. Прогресс цивилизации принес усовершенствование и в эту область, важно было только изучить законы коллективной психологии и правильно ими воспользоваться. Шотландский иезуит Патерсон подкупил экономку Блаватской и ее мужа - столяра. В отсутствие хозяйки они начали сооружать в ее доме систему потайных ящиков, полок с двойным дном и подвижных ширм. Пока вся эта деятельность не была раскрыта, заговорщики поторопились заявить о ней как можно громче. Помогла распространению новости "Христианская коллегия" - миссионерский печатный орган в Мадрасе. Ничего, что полки и ящики даже не успели закончить, что механизм ширмы так разбух от сырого индийского климата, что она не могла двигаться. Главное было сделано: правдой теперь было то, что в доме Блаватской, где она недавно показывала феномены перед учеными лондонского Общества психических исследований, существовали тайные устройства для показа фокусов.

"Разоблачения" посыпались одно за другим. Никто из ученых-свидетелей феноменов уже не хотел вспоминать, что живые розы падали с потолка, чему бы не помогли никакие потайные ящики и ширмы. Ученые изначально были настроены враждебно и твердили про себя как спасительную молитву: "Этого не может быть, потому что не может быть никогда". Теперь их скептицизм был удовлетворен на все сто. Более того, праведное чувство негодования заставило их громко заявить о проделках Блаватской по всему научному миру. Письма от гималайских Махатм, Учителей, которые появлялись в доме "русской авантюристки", тоже теперь превратились в фальшивки, а вместе с ними и сами Учителя.

Бесполезными оказались все многочисленные заявления и обращения к ученым сотрудников Блаватской и просто честных свидетелей. Защитников "авантюристки" теперь не пускали на порог печатных изданий, дороживших своей репутацией, и приходилось ограничиваться журналом Теософского общества. Не помогли подписи семидесяти пандитов, самых уважаемых в Индии специалистов по санскриту и священной индийской литературе, которые писали: "...заявляем, что существование махатм никоим образом не измышлено. Наши прапрадеды, еще задолго до мадам Блаватской, были убеждены в их психической силе, ибо знали и общались с ними... Мы располагаем многими доказательствами существования и деятельности этих "высших существ"..."* Все это не остановило вал клеветы, запущенный иезуитами. Слух пошел, и дело было сделано. Ученые могли и дальше спокойно писать статьи о невозможности невозможного, а журналисты - высмеивать веру индийцев в Махатм.

Попытка Братства оторвать ученых от экзекуций над лягушками и обратить их внимание на реальность духовного мира провалилась.
Это был один небольшой частный момент в неутомимой, самоотверженной деятельности Ордена Иезуитов. Наука, общество еще долго не будут посягать на знание духовных явлений и законов, которым владела Церковь. А чем меньше конкурентов, тем больше власти.
_______
*Приводится в биографическом очерке о Блаватской ее сестры Веры Желиховской "Радда Бай. Вера Желиховская о своей сестре Елене Петровне Блаватской", публиковавшемся с сборнике статей Блаватской "Карма судьбы".

Работа Общества Иисуса (Ордена Иезуитов) имела очень широкий охват, поскольку орден противостоял могущественному врагу. Блаватская была только одним из сотрудников Братства, у других Братьев были другие задачи, и они не объявляли себя. Поэтому тайная сеть общества Вольных Каменщиков-просветителей была для тайной полиции Ватикана постоянной головной болью. Невозможно было проникнуть в тайну масонов, внедрить к ним своих агентов, повлиять изнутри на политику масонского братства, поскольку связи и руководство обществом тянулись далеко на Восток. И тогда руководители иезуитов применили один гениальный тактический ход.


Вспомним, как они поступили с Калиостро - пустили слух, что он был членом их ордена, и после этого все засомневались в достоверности его заявлений, его знаний, званий, сведений. Если посмотреть на это с психологической точки зрения, то что мы можем сказать об образе мысли, о внутреннем состоянии, о побуждениях иезуитов?

Представим себе собрание "воинов Иисуса", рассуждающих о том, как поступить с графом Калиостро.

Он объявил себя сотрудником тайного Братства Посвященных и нашел уже в Европе многих влиятельных последователей. Он совершает удивительные феномены, доказывая существование Науки Посвященных. Этим он повсюду сеет сомнения в том, что Церковь - единственная обладательница высшей духовной истины. Что произойдет, если Калиостро будет и дальше столь же успешен, и возникнет какое-нибудь новое идейное течение, движение, которое захватит умы Европы и выбьет опору из-под духовной и экономической власти Ватикана? К тому же власть эта и так уже изрядно шатается, подточенная другими такими же масонами-вольнодумцами. И неужели и дальше можно терпеть выходки Калиостро и его открытый вызов церковному авторитету?

Такие соображения могли волновать умы иерархов Ватикана - папы и кардиналов. Но это еще не то. Сам метод, который был выбран для решения этой проблемы, говорит все-таки о других вопросах, которыми задавались те, кто его изобрели. Вопросах более глубоких, имеющих отношение к самой сути человеческой психологии, самой сути души.

Иезуиты решили: чтобы все начали считать Калиостро лжецом, наживающимся на доверчивости людей, пустим слух, что он - член нашего ордена, что он - один из нас.

Что из этого следует?

То, что они прекрасно понимали и отдавали себе отчет в том, что они - лжецы. Это во-первых.

Во-вторых, что они четко осознавали себя как организацию лиц, противопоставивших себя всем человеческим представлениям о духовной чистоте и высоте, о нравственности, о чем-то благородном и хорошем. У них не было никаких иллюзий относительно себя, своего духовного состояния.

Они те, кто считают полным бредом всякие там "десять заповедей", понятия добра, любви, сострадания, человечности, справедливости, чести, честности, порядочности.

Общество давно знает об этом, и для них ничего плохого в этом нет. Их совесть это нисколько не тревожит.

Они рассуждают так:

Все знают, что мы не имеем ничего общего с порядочностью и честностью. Все знают, что мы на другой - противоположной - стороне (только мало кто полностью, во всей глубине это осознает, и это хорошо.) Мы используем это представление общества о нас, эту правду, в наших целях. Раз Калиостро, как и его масонские собратья, говорит о справедливости, мудрости, Истине, раз он такой хороший, мы очень просто сделаем его плохим. Пустим слух - а это проще простого - о том, что он член нашего ордена. И тогда ему никто не позавидует. Отныне он познает, что такое презрение, брезгливость и чистоплюйство общества. Он хотел осчастливить их всех? Теперь же он увидит предательство своих последователей. Они вмиг забудут обо всех его заслугах и великих делах, о том, что он сделал для них, а вспомнят о нем справедливо и пустят слезу только тогда, когда он будет лежать в гробу.

И произошло именно так, как они рассуждали, прекрасно зная законы коллективной психологии.

Этот пример с Калиостро поможет теперь перейти к тому превращению, которое иезуиты совершили с масонством. Оно было основано тоже на знании психологии, но только психологии индивидуальной.

Чтобы эффективно противостоять всему братству масонов и самому Братству, иезуиты придумали виртуозный исторический ход: они создали свои братства Вольных Каменщиков - масонские, розенкрейцерские организации, и даже новый Орден Тамплиеров.

Тут тоже стоит остановиться, посидеть и вдуматься в гениальность этого плана.

Все давно знали, что история творится людьми, состоящими в тайных масонских организациях. Этот факт был известен, но неизвестны были его подробности, детали. В те времена от слова "масон" веяло духовной свободой и романтикой справедливой борьбы, подвигов, высоких идеалов верного братства. В Америке масоны Вашингтон, Лафайет, Нокс, Франклин, Джеферсон, Гамильтон боролись с тиранией Англии и создавали великое независимое государство Объединенных Штатов. В Европе Гроссмейстер масонской ложи Джузеппе Гарибальди объединял Италию; масоны Моцарт, Лист, Гайдн, Гете, Шиллер создавали бессмертные произведения искусства. В России масоны Суворов и Кутузов показывали примеры воинской доблести, честной и героической жизни. Масоны декабристы пытались избавить народ от рабства, работали над развитием и просвещением Сибири. Ими всеми двигали высокие человеческие качества и чувства, стремление к обновлению жизни, к поиску нового. Они работали, служили, действовали, ошибались и учились на ошибках. Ошибались, потому что не ошибаются только те, кто ничего не делают.

Эти "еретики" и "дьяволопоклонники" привели мир в движение, заставили думать, чувствовать, действовать, созидать. Искать истину и справедливость не в царстве небесном, а на земле. И, в отличие от тех, кто их клеймил и предавал проклятиям, никого не замучили в камерах пыток, никого не сожгли на костре.

Просвещенная Европа жила масонскими идеями преобразования. Стать масоном, приобщиться к масонству было мечтой многих энергичных молодых людей. Этим и воспользовались иезуиты:

Хотите быть масонами? Хотите войти в такое престижное сообщество? Хотите тешить себя членством в тайных обществах? Хотите быть поближе к королям и канцлерам, хотите быть посредниками в системе тайных рычагов власти? - Пожалуйста, вот вам тайное общество масонов, вот вам Орден Розенкрейцеров, и даже Орден Тамплиеров. Добро пожаловать!

Только, конечно, новообращенным не говорили, куда, к кому тянутся нити руководства этими тайными обществами. Кому они при вступлении и произнесении клятвы верности становятся преданными слугами. Истинные руководители этого нового масонства - иезуиты - оставались в тени. И это было очень удобно. С помощью таких масонов можно было реализовать какую-нибудь интригу, а потом доказательно заявить, что это козни масонов.

Так в Европе получили "организационное оформление и наибольшее распространение" тайные общества масонов и розенкрейцеров, противостоящие масонам и розенкрейцерам. Так заваривалась та невообразимая каша, в которой - под одним названием - смешались масонство Пушкина, Гете и Гарибальди и масонство иезуита барона Хандта, принца Фридриха Вильгельма II и Гроссмейстера 33 Бенито Муссолини. Так в один исторический котел попали "идеи нравственного самоусовершенствования и ... черная магия". Это была та невероятная "алхимия", которую удалось совершить с историей иезуитам.

Французский историк Жюль Мишле сказал об этом так: "Пятнадцать веков христианский мир находился в духовном ярме у Церкви... Но этого ярма им показалось мало; им захотелось, чтобы весь мир склонился под рукою одного хозяина"*

"Клонированные", выращенные под заботливым присмотром ордена иезуитов общества рыцарей масонов, розенкрейцеров, тамплиеров начали воспроизводить сами себя и свои многочисленные побочные ответвления, ритуалы, степени посвящения и звания. "Ритуал Авиньона", "Древний и Признанный Шотландский Ритуал", "Ритуал Ордена Храма", "Феслеровский Ритуал", "Верховный Совет Императоров Востока и Запада - Суверенных Принцев Масонов" и т.д. и т.п.

Иезуит барон Готтхельф фон Хандт заявил, что владеет секретными документами тамплиеров, доказывающими, что его орден, который он назвал Орденом Строгого Повиновения, является законным наследником дела тамплиеров.

Иезуит граф Рамсей выдвинул идею объединения новорожденных тамплиеров с Иоаннитами, Рыцарями Мальты. Действительно, в этом была своя логика. Мальтийцам после разгрома тамплиеров досталась львиная доля их имущества, и теперь можно было самим объявить себя тамплиерами. Граф Рамсей провозглашал: "Наши предки, крестоносцы, собрались на Святой Земле со всех христианских стран и хотели объединиться в единое братство, охватывающее все народы, чтобы, объединившись вместе сердцами и душой для взаимного улучшения, они могли с течением времени образовать единый интеллектуальный народ"**.
_______
*Мишеле, "Иезуиты". Цитируется в "Разоблаченной Изиде" Блаватской, т.2.
**Цитируется в "Разоблаченной Изиде" Блаватской, т. 2.

Историк Риболд в книге "Всеобщая история франкмасонства" так подводит итог этого процесса:

"Иезуиты ... денатурализовали и обесславили масонство. Когда им удалось, как они думали, разрушить его в одной форме, они решили использовать его в другой. Приняв это решение, они создали систематизированные труды под заглавием "Секреты тамплиеров" - смешение различных повествований, событий, характеристик крестовых походов, перемешанных с мечтами алхимиков. В этой мешанине католицизм правил всем, и вся эта фальшивая постройка катилась как по маслу, представляя ту великую цель, для которой Общество Иисуса было организовано"...

Но пока эту великую цель оставим за кадром.

Добавим немного ясности в то, что происходило в то время и произошло позднее в мире, взбудораженном идеями возрождения славного христианского рыцарства. Историю делают люди, людьми руководит их психология, обществом руководят те, кто знают человеческую психологию. Поэтому немного психологии.

Мальцев Сергей Александрович


Категория: Тайны истории | Просмотров: 1302 | Добавил: Solo | Теги: история, эзотерика
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

По этой теме смотрите:

Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск

Загрузка...

Беседка
Онлайн всего: 15
Пользователей: 15
Сейчас комментируют: 0

Последние комментарии












На ФОРУМЕ
IgChad

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera

Pantera


Загрузка...